Главная страница-СМИ-Не бывает ничего случайного / III Всероссийский фестиваль "Волжские театральные сезоны" в Самаре

Не бывает ничего случайного / III Всероссийский фестиваль "Волжские театральные сезоны" в Самаре

20 сентября 2016

III Всероссийский фестиваль «Волжские театральные сезоны» вСамаре можно смело назвать традиционным и престижным - все больше театральных коллективов стремится попасть в апрельские дни в этот город, чтобы показать свои новые спектакли и познакомиться с творчеством других трупп, щедро разбросанных по пространству России. Ведь организаторы этого своеобразного форума не ограничивают «пределы допустимого» только волжскими городами - просто город cо старыми и добрыми культурными традициями , расположенный к тому же в центре страны, на берегу одной из самых великих и славных русских рек, приглашает к себе и Москву, и Санкт-Петербург, и Курск, и далекий Новосибирск, иРязань, и Вологду, и Ростов-на-Дону, и Чебоксары (я перечислила только участников нынешнего фестиваля!), причем программа очень разнообразна: в нее входят и спектакли драматические, и музыкальные, и кукольные. Подобная многожанровость, с одной стороны, позволяет увидеть достаточно широкую картину сегодняшнего российского театра, с другой же - создает определенную напряженность: ведь невозможно увидеть абсолютно все, когда спектакли идут параллельно, надо выбирать, а выбирать есть из чего. И все залы неизменно переполнены зрителями и гостями.

Не остаются в стороне и самарские театры - Академическая драма им.М.ГорькогоСамАртТеатр оперы и балетаТеатр куколТеатр «Актерский Дом». И хотя их спектакли жители Самары могли увидеть в другое время, фестивальная атмосфера магнитом притягивает зрителей - ведь это конкурсный фестиваль, особое волнение, особое напряжение...

А начать свой рассказ о Ш Всероссийском фестивале «Волжские театральные сезоны» хочется с того, чем обычно подобные статьи завершаются, потому что особенно важным кажется мне именно «климат», созданный организаторами. Ведь любой фестиваль соткан не только из чистого творчества, но и из многочисленных, порой непосильных забот тех, кто его затевал, из нервов приезжающих, которым необходимо, чтобы без сучка, без задоринки проходили такие обыденные дела как приезд, расселение, монтировка спектаклей, безукоризненно налаженные свет и звук. И еще - тысяча и тысяча мелочей, без которых в театральном деле невозможно.

Председатель Самарского отделения Союза театральных деятелейСекретарь СТД РФ Владимир Гальченко, его заместитель, директор фестиваля Тамара Воробьева, сотрудники местного отделения СТД и работники всех самарских театров, на площадках которых проходят спектакли, 24 часа в сутки отдают этим заботам - с душой, с полной включенностью во все проблемы, спокойно и доброжелательно решают они самое, как кажется, неразрешимое. И еще успевают встречать гостей, расселять их, кормить, поить кофе и чаем в любое время, выслушать, успокоить... Это отмечали все, кто приехал на фестиваль впервые, - ту удивительную атмосферу, что царит в стенах Дома актера, распространяясь на помещения театров.

Мой рассказ будет только о театрах драматических, о музыкальных и кукольных напишут уважаемые коллеги по жюри, специалисты именно в этих видах многообразного театрального искусства. Что же касается собственно драмы, спектакли отличались не всегда радующим и вызывающим сопереживание многообразием, хотя количественно было явно больше тех, что всерьез задели, вызвав не только глубокий эмоциональный отклик, но и пробудив мысль. Об этом подробно говорилось на обсуждениях на труппе, проводившихся на следующее утро после каждого спектакля.

И это обстоятельство было важным, хочется верить, не только для артистов и режиссеров, но и для самих участников обсуждений, потому что помогало в какой-то степени сложить для себя пеструю мозаику сегодняшнего драматического искусства. А министр культуры Самарской области Сергей Васильевич Филиппов отметил в своем выступлении при завершении фестиваля высокий профессионализм жюри и интерес артистов к его работе, что было приятно и радостно...

На прошлом фестивале два года назад Гран-при был единодушно удостоен спектакль Новосибирского городского драматического театра под руководством Сергея Афанасьева «Унтиловск» по роману Леонида Леонова. Но привезенный на фестиваль «Ревизор» Н.В.Гоголя в постановке Сергея Афанасьева (сценография Владимира Фатеева) произвел впечатление прямо противоположное. Это был, скорее, не спектакль, а фестивальный проект, нацеленный на то, чтобы посмешить и отчасти шокировать зрителей. В подобных проектах текст утрачивает свое значение и смысл - главной становится возможность «проболтать» его пусть невнятно, но полностью, прикрываясь внешними изысками: вампирскими повадками и гримом персонажей (вылезающие мозги, язвы на лицах), появлением в финале Черта, который продирижирует хором, исполняющим «Славься...», ценником на ковре, который дарят Хлестакову в дорогу, украинским акцентом Анны Андреевны, появлением Городничего из зала в обличии случайно заглянувшего в театр бомжа, который, нырнув в мусорный бак, вылезет оттуда уже в виде гоголевского персонажа, демонстрацией тихих радостей семейного секса Городничего и Анны Андреевны, тщательно проартикулированной, но не произнесенной во весь голос ненормативной лексикой хозяина города в разговоре с женой и дочерью, самодеятельным хором, встречающим Хлестакова, вешанием Осипа в гостинице перед приходом Хлестакова, и т.д., и т.п.

Перед нами - типичная пародия на многочисленные пародии, но нет в этом спектакле ничего того, что так или иначе не встречалось бы в других сегодняшних попытках интерпретировать гоголевскую комедию, прочитывая ее как бессмысленный смех, не подразумевающий никаких слез. Это зрелище было по-настоящему досадным, хотя нельзя не отметить выразительности Андрея Яковлева (Городничий, удостоен диплома жюри), порой выпадающего из жесткой схемы и предстающего живым. Как нельзя не назвать и Захара Штанько, играющего Осипа единственно естественным от начала до конца и тем самым интересного.

Несколько раз появляющийся на сцене тщательно загримированный под Пушкина Николай Дзюбинский более прочего понадобился режиссеру для того, чтобы отнести письмо Хлестакова Тряпичкину на почту. Вероятно, большего «наше все» и не заслуживает. Хочется верить, что лишь в подобном прочтении...

Следующим безрадостным впечатлением одарил спектакль Самарского академического театра драмы им. М. Горького «Варвары» М.Горького в постановке Валерия Гришко (художникАлександр ОрловСанкт-Петербург). И самое интересное, что оно, впечатление это, стало прямо противоположным тому, о котором говорилось выше, потому что избыточности «Ревизора» противопоставлена абсолютная вялость и нерешенность «Варваров». Мне так и не удалось понять, о чем же сегодня эта пьеса? Чем привлекла она режиссера и труппу? Такое ощущение рождается обычно, когда пьеса не разобрана - каждый герой, словно в традиции классицизма является носителем одного качества и воспринимается не живым человеком, а маской. Вялотекущее между словами действие кажется не простроенным, очень интересно заявленный сценографический прием прибытия корабля с инженерами в городок Мямлин (зачем-то позаимствованный из рассказа Горького, как и некоторые другие фрагменты) остается лишь приемом ради приема. Надежда Монахова (Нина Лоленко), которая в пьесе и в виденных когда-то спектаклях была магнитом, сильнейшим притяжением всех мужчин, инфернальницей в духе Достоевского (Горький всю жизнь боролся с ним, но преодолеть в себе так и не смог!), здесь явлена бледной, невыразительной, почти блаженной, но притягательностью от нее отнюдь не веет.

Пожалуй, всего два характера есть в «Варварах»: сильно сыгранная Еленой Лазаревой Татьяна Богаевская и Цыганов (Владимир Гальченко придумал для своего героя очень точное и горькое оправдание - надвигающуюся старость, мысль о которой невыносима для холодного циника и бонвивана, поэтому пари постепенно оборачивается для него внезапно вспыхнувшей и сжигающей его страстью, наполовину придуманной, но наполовину крепнущей день ото дня).

Зато другие показанные на фестивале спектакли одарили впечатлениями сильными и глубокими. Это - две работы московских театров, «Сфера» («Обыкновенная история») и «Школа драматического искусства» («Мцыри»), а также «Горе от ума» Курского драматического театра им.А.С.Пушкина и «Наш городок» Санкт-Петербургского молодежного театра на Фонтанке под руководством Семена Спивака.

Очень разные, по-разному решающие главные темы классических произведений, не утративших современности в наши дни, все эти спектакли так или иначе свидетельствовали о расширении, развитии традиций русского театра, о возникновении новых возможностей в их воплощении и - главное - о том, что как бы ни попирались сегодня эти традиции, как бы ни объявлялись отжившими, они непременно победят. Рано или поздно...

Режиссер Константин Мишин с постановочной группой, в которую на равных правах вошли художникОльга Васильева ( диплом жюри «За костюмы к спектаклю»), руководитель вокальной группыКонстантин Исаев, хореографы Ира Гонто и Константин Мишин, сочинили сложное, насыщенное действо, ювелирно сплетенное из текста М.Ю.Лермонтова, пластики, органично сочетающей элементы хореографии и восточных единоборств, музыки Александра Маноцкова и Стефана Микуса, удивительной красоты пения, осмысленного и эмоционально пережитого состояния главного героя, которого играют сразу три исполнителя. Сам режиссер предстает перед нами в облике Мцыри Поверженного, невольно (или - вольно?) напоминая своей пластикой и выразительной мимикой, исполненным боли взглядом полотно Михаила Врубеля и стихотворение Александра Блока. Но есть еще Мцыри, Окрыленный Надеждой (Рустам Эйвазов), и Мцыри Борьбы (Максим Неделко), яркие, запоминающиеся персонажи, и Барс (Алан Кокаев), наделенный захватывающей пластикой.

Константин Мишин, получивший приз в номинации «За поиск новых форм в интерпретации русской классики», создал свой мир, рожденный поэзией и ритуальностью театрального действа. В этот мир можно войти легко и свободно, не просто припоминая, но предвосхищая строки лермонтовской поэмы в памяти, внезапно пробудившейся. Но можно и не проникнуть в него, оставшись на все время протяженности спектакля в состоянии завороженности и непонимания происходящего. Все зависит от зрителя - от его духовного опыта, знания культурных и театральных традиций, в конце концов, от стремления постигнуть сложное явление, требующее не только эмоций, но и работы мысли...

«Обыкновенная история» поставлена Александром Коршуновым по несколько переработанному театром варианту известной инсценировки Виктора Розова. И уточнения, штрихи, внесенные режиссером в эту очень обыкновенную (особенно для дня нынешнего) историю «врастания» восторженного провинциала, приехавшего покорять столицу, в реальность Санкт-Петербурга, оказываются живыми, современными и... достаточно горькими.

Казалось бы, перед нами тот самый традиционный русский психологический театр, с чьими законами последние десятилетия яростно борется постпостмодернистский, отвоевывая свои изобретательные, как правило, поверхностные и примитивные способы завоевания зрителя. Но человека по-прежнему не может оставить равнодушным простейшая из историй, в основе которой - чувства, страдания, радости и те три великих таинства, без осознания коих ничего нет и быть не может: рождение, любовь и смерть...

Художник Ольга Коршунова, используя особенности пространства театра «Сфера», выносит в центр маленький круг, на котором - письменный стол, пара стульев. Ничего особенного. Но когда начинается вращение этого круга, мы всем существом ощущаем ритм дороги - из деревни в столицу, из столицы в деревню и потом обратно, а также изменения мест действия: дом Адуевых, кабинет дядюшки в Петербурге, квартира Александра, дача Любецких, дом Юлии Тафаевой. И все это отнюдь не укладывается в рамки понятия места, потому что в каждом маленьком пространстве-мирке существует свой мир, со своими правилами, ритмами, темпами.

Бережное прочтение не одной лишь инсценировки, а романа И.А.Гончарова, поистине ювелирная вязь взаимоотношений героев, которые не делятся для Коршунова на главных и второстепенных; достаточно проследить линию слуг - Аграфены (Виктория Захарова) и Евсея (Дмитрий Новиков) или уверенное внедрение в дом Любецких графа Новинского (Алексей Суренский), или, наконец, на тончайших деталях, на мимике воплощенную Еленой Еловой мать Наденьки, и то, как Наденька (Валерия Гладилина) набивает рот ягодами, чтобы Александру не достались. А почти безмолвная тетушка (Мария Аврамкова) в желтом платье и с желтым цветком в руках совершает свои проходы так, что глаз не отвести. В двух всего появлениях на сценической площадке Поспелова (Дмитрий Бероев) - раскрывается вся история удачливого юноши-провинциала, легко отказавшегося от романтических устремлений и потому успевшего за короткое время отвоевать свое место под солнцем...

Можно перечислять всех исполнителей этого чистого, светлого и очень нужного сегодня спектакля, но нельзя же не сказать наконец о главных героях. Денис Береснев играет Александра Адуева щедро - он словно рука об руку со своим персонажем проходит путь от эмоционального, открытого всему и всем романтически настроенного юноши до обыкновенного карьериста, сумевшего обрести счастливый шанс, но путь этот потребовал от нашего героя огромного напряжения и испытаний: измена Наденьки, едва не задушившая его любовь Юлии (Евгения Казарина), разочарование во всем, смерть матери (замечательно играет ее Ирина Мреженова!), и наконец вторая попытка обрести «карьеру и фортуну». На этот раз удавшаяся - ценой предательства того, чем жил и о чем мечтал...

Какая «обыкновенная история», не правда ли?

Что же касается дядюшки Петра Ивановича, очень выразительно сыгранного Дмитрием Ячевским, перед нами отнюдь не ставший привычным по знакомым театральным трактовкам сухарь, а человек живой, с отличным чувством юмора, по мере развития сюжета все более искренне желающий своему племяннику только добра. Это в самом финале станет ясно Петру Ивановичу, насколько относительным было его понимание добра, когда все в нем перевернется от любви к жене Елизавете Александровне (Ирина Сидорова играет удивительно точно, создавая характер сложный и сильный) и он готов будет пожертвовать всем, что так высоко ценил прежде. И перевернется, оказывается, не без влияния племянника, превратившегося в свою полную противоположность... И в этом тоже увидится «обыкновенная история» человеческих переоценок, о которой хорошо бы помнить каждому, потому что в спектакле Александра Коршунова речь идет не о пересмотре прежних жизненных ценностей в угоду чему бы то ни было, а о возвращении к себе - тому, каким создала природа...

Жюри фестиваля отметило работу режиссера специальным призом «За сохранение и развитие классических традиций отечественного театра», работы Дениса Береснева и Елены Еловой были удостоены призов «За лучшую роль молодого артиста» и спецприза.

Юрий Бурэ прочитал с подмостков своего театра бессмертную комедию А.С.Грибоедова «Горе от ума» неожиданно и очень современно. Спектакль заражает энергетикой совсем молодых исполнителей главных ролей - Чацкого (Дмитрий Баркалов), Молчалина (Михаил Тюленев), Софьи (Елена Цымбал), великолепным мастерством артистов более взрослого и старших поколений - Ларисы Соколовой(Хлестова), Виктора Зорькина (Тугоуховский), Андрея Колобинина (Загорецкий), АлександраШвачунова (Фамусов, к слову сказать, неожиданно молодой по сравнению с привычным!), Сергея Тоичкина (Репетилов), Нины Полищук (Графиня бабушка), Елены Гордеевой (Графиня внучка),Максима Карповича (Горич)...

Перечислить можно было бы всех без исключения - настолько тщательно разобран, продуман и прочувствован каждый персонаж, его отношения с другими, его особое место в фальшивой системе создания и укрепления «общественного мнения». Но главным для меня в этом спектакле оказалось то, что Чацкий приезжает в дом Фамусова с уже готовым решением уйти из жизни - его игра с пистолетом, так испугавшая Софью и Лизу (Светлана Сластенкина) прозрачно намекает на то, что приезд - последняя, решающая ставка на возможность спасения любовью от лжи и коварства, с которыми он сталкивался повсеместно. Но до такой степени разочарован и измучен Александр Андреевич, что не способен увидеть любовь Софьи; она играет с ним, пытаясь отомстить за три года одиночества, отчетливо понимает всю горькую придуманность любви к Молчалину, но Чацкий не замечает этого и - стреляется в финале, едва сойдя со сцены. А потому совершенно иначе звучит фраза Фамусова: «Что станет говорить княгиня Марья Алексевна?..»

Начало и интермедии спектакля Юрия Бурэ решены через маски, которые надеты на лица всех персонажей - белые, застывшие, и только их руки живут особой жизнью: танцуя, они указывают на что-то пальцами, потирают друг друга, словно в предощущении новой сплетни, грозят, дают и отнимают (балетмейстер Галина Халецкая)...

В этом «Горе от ума» много изобретательности, ярких и порой неожиданных характеристик (так, например, знаменитый монолог Молчалина: «Мне завещал отец...» произносится с такой горечью и болью, что Лиза, поняв всю меру его униженности, обнимает Алексея Степановича, прижав к себе голову несчастного юноши, искалеченного родительской наукой, и зритель невольно начинает сочувствовать ему). Хрестоматийные монологи Чацкого поражают современностью звучания, а Репетилов к концу своего монолога воспринимается как Чацкий сдавшийся, сломленный, осознающий всю бессмысленность своего существования, в то время как Загорецкий со своей вечной книжечкой и карандашиком способен отнюдь не только к обслуживанию билетиками и арапками представителей высшего света, но и к доносам на этих людей...

И еще о чем необходимо сказать - в наше время почти ни в одном театре не услышишь такой чистой внятной речи: ни одно слово не пропадает для зрителей, интонации определенные, четкие, обдуманные и эмоционально выверенные. А сценография Александра Кузнецова, казалось бы, вполне традиционная, создает иллюзию не сценического, а реального пространства богатого дома, в котором можно заблудиться, попав, подобно Молчалину, вместо одной комнаты в другую.

Юрий Бурэ по праву был удостоен приза «За лучшую режиссерскую работу в драматическом театре», а его артисты - Александр Швачунов «За лучшую мужскую роль, приз имени М.Г.Лазарева», Дмитрий Баркалов и Елена Цымбал «За лучшие роли молодых артистов», Лариса Соколова «За лучшую женскую роль второго плана», а Сергей Тоичкин «За лучшую мужскую роль второго плана».

И, наконец, об обладателе Гран-при фестиваля «Волжские театральные сезоны», спектакле «Наш городок» Торнтона Уайлдера в постановке Семена Спивака и Сергея Морозова (художникНиколай Слободяник, балетмейстер Сергей Грицай, хормейстер Артур Ераносов, музыкальное оформление Сергея Морозова).

Жанр спектакля Семен Спивак определил как «жизнь с одним антрактом», вложив в подобное определение смысл емкий и четкий; не случайно перед началом режиссер сказал зрителям, что «Наш городок» не о смерти, а о жизни, которая не кончается никогда. Не знаю, не помню, доводилось ли мне когда-нибудь видеть спектакль, пронизанный таким мощным светом утверждения бессмертия, ощущением, что смерти нет и не может быть, потому что души людей живут бесконечно в том пространстве, куда и было, в сущности, адресовано некое письмо: «...Вселенная, Мир Господень...». Смерти жителей городка, о которых рассказывает персонаж, названный Помощник режиссера (Александр Черкашин играет его с той особой прелестью обыденности, которая не часто встречается сегодня в театре), решается громким щелчком воображаемого фотоаппарата и недолгим стопкадром, несколько проходов Могильщика (Анатолий Артемов), молча и почти незаметно проскальзывающего по сцене, словно намекая на memento mori, но не навязчиво, без какого бы то ни было мистического оттенка, а тоже обыденно и просто. И постепенно мы, зрители, словно пропитываемся ощущением того антракта, который ждет всех, но его не стоит бояться, потому что ТАМ все продолжается - только в ином измерении, в ином ощущении и... в радости от соединения с ушедшими близкими, родными.

Мне очень трудно писать об этом спектакле, потому что он воспринялся как безупречный во всех своих составляющих, сложившихся по воле талантливой труппы и не менее одаренной постановочной группы в бесконечно волнующий, захватывающий, завораживающий мир и не отпускает от себя спустя время после окончания фестиваля.

В этом мире, созданном Семеном Спиваком, все имеет свой глубокий смысл - танцы и игры подростков, их взросление, старение родителей, лишь время от времени вспоминающих о том, с чего начиналась их счастливая жизни (изумительны пары Гиббсов - Екатерина Дронова, Петр Журавлев и Уэббов -Александра Бражникова, Евгений Клубов!), словно сияние исходит от учительницы миссис Сомс (Надежда Рязанцева), полны дружелюбия констебль Уоррен, постоянно достающий из карманов булочки (Сергей Малахов), трогателен заика профессор Уиллард (Роман Рольбин), свои оптимистические ноты вносят в действие разносчик газет Кроуэлл (Анатолий Друзенко) и молочник Ньюсом (Илья Морозов) со своей тележкой и деревянной лошадкой. Казалось бы, все заняты своим делом, но все они вместе, в Мире Господнем, где всем определено жить вместе и не тратить себя за озлобленность, зависть, фальшь.

Что же касается главных героев, Эмили (в исполнении Эмилии Спивак, удостоенной приза имени В.А. Ершовой «За лучшую женскую роль», она предстает удивительно светлой, естественной, взрослеющей на наших глазах и переживающей в финале подаренное ей возвращение домой, где никто не видит ее, настолько сильно, что в зале, кажется перестают дышать) и Джорджа (Константин Дунаевский играет очень сильно!), им дано чудо - любовь заставляет их взлететь и парить над этим городком, над этим миром в момент осознания своего чувства. И тогда начнут опускаться и подниматься лампы, завертятся знакомые нам с детства «вертушки», мир изменит свои очертания ради будущего счастья этих юных влюбленных.

Потом этот танец-полет повторится, когда Джордж один придет на кладбище на могилу своей потерянной жены. И пойдет снег, и замрут на своих белых стульях те, кого уже нет, а потом поднимется черный задник со звездами и откроется белое пространство, в котором стоят обитатели нашего городка. Они устремятся навстречу тем, кто, поднявшись со своих стульев, встретит их радостно и весело.

Потому что смерти нет...

На такой ноте завершился фестиваль. И произошло это в канун Светлого Воскресения. Разве такое может случайно происходить?.. 

Наталья СТАРОСЕЛЬСКАЯ