Главная страница-СМИ-ГОРЫ БУМАГИ ДЛЯ «МЕДЕИ»

ГОРЫ БУМАГИ ДЛЯ «МЕДЕИ»

4 мая 2016

Все мы по­-разному относимся к утверждению, что судьба каждого человека предопределена еще до рождения. Кто­-то считает это красивой легендой, кто­-то – чистой правдой.
А заслуженная артистка России, актриса Курского драматического театра имени А. С. Пушкина Людмила Манякина может служить живым подтверждением данного высказывания. «Просто еще до моего рождения мама загадала: «Если будет мальчик -­ станет врачом, а если девочка ­- актрисой». И родилась я!» Вот уже почти сорок лет Людмила Манякина радует курского зрителя своими блестящими актерскими работами. А не так давно заслуженная артистка России отметила свой юбилей и стала участницей проекта комитета по культуре Курской области «Разрешите познакомиться!»

О режиссерах:
- В моей актерской жизни было много режиссеров­-постановщиков, но с особым чувством благодарности я отношусь к двум из них ­- Владимиру Бортко (которого, к сожалению, уже нет с нами) и Юрию Бурэ.
Это сильные, творческие, замечательные люди, и мне всегда было интересно с ними работать. Они совершенно разные по характеру. Владимир Бортко был очень эмоциональный, а Юрий Валерьевич — более спокойный, сдержанный. Но вне сомнения остается одно: они профессионалы высочайшего класса, представители сильнейших актерских школ, и мне как актрисе очень повезло, что с одним я работала, а с другим продолжаю сотрудничать.

Об актерской судьбе:
- В отличие от мамы, я никогда не хотела, чтобы моя дочь Анастасия стала актрисой. Почему? Просто жизнь актеров и особенно актрис очень сложна. Надо иметь колоссальные силы, чтобы преодолеть все трудности в театре. И вот вам пример: возьмите любую пьесу и обратите внимание, что в ней женских ролей гораздо меньше, чем мужских. Когда я была молода и пришла в Волгоградский театр, то столкнулась с такой ситуацией. Одна из актрис сказала: «Это наша новенькая». А другая с таким возмущением заметила: «Зачем? У нас же столько женщин в театре!» Я понимаю этих актрис и не осуждаю их: я же была моложе и в буквальном смысле отнимала у них работу! К тому же эта профессия требует колоссальных затрат нервной системы.
Настя закончила факультет клинической психологии медицинского университета, вышла замуж, на данный момент живет с супругом и годовалым сынишкой в Москве.

О внуке и позитиве:
- Мой внук — это моя огромная радость и отдушина! Когда у меня плохое настроение, я включаю скайп и прошу дочь показать мне его. И стоит только разок взглянуть в эти синие глаза, увидеть эту улыбку – все плохое забывается.

О муже:
- В жизни сложно не только самим актерам, но и членам их семьи. Каждый спектакль, каждая подготовка к роли – это колоссальное напряжение. Сколько раз, работая над очередной постановкой, я себе говорила: «Все, у меня ничего не получается! Завтра подаю заявление об уходе». И это отражалось на моей семье, потому что я приходила нервная, в плохом настроении. Но мой супруг Виктор всегда меня понимал и ко всему относился с большим терпением. Пока у меня идет активный репетиционный период, он берет на себя все домашние хлопоты: готовит еду, заботится о моей маме, которая находится в почтенном возрасте и живет с нами. За что я ему очень благодарна.
Безусловно, как и во всякой семье, у нас бывают какие­-то шероховатости. Я, например, никогда не верила людям, которые говорят, что прожили вместе сорок­-пятьдесят лет и ни разу не поссорились. Это невозможно.
Кстати, супруг стал понимать меня еще лучше, когда перешел на работу старшим администратором в наш театр.

манякина

Сцена из спектакля «Обыкновенная история» по роману Ивана Гончарова

О трудных ролях и спектаклях:
- Одной из самых сложных актерских работ считаю главную роль в спектакле «Медея» по пьесе Людмилы Разумовской.
Во-­первых, это был ввод, к тому же у меня было много текста, который предстояло выучить за короткий промежуток времени. И я благодарна своим партнерам по спектаклю Сергею Симошину и Валерию Егорову, которые репетировали со мной круглосуточно.
Также в этой ситуации меня поддержала моя семья. Например, супруг предложил просто несколько раз переписать текст, так как у меня хорошая зрительная память. И я приходила из театра домой, садилась на кухне, брала пачку листов и переписывала ­- горы бумаги было истрачено. Когда вышла на сцену, у меня было ощущение, что все забыла. Вдруг словно что-­то щелкнуло – и я вспомнила весь текст до последнего слова!

О курьезных случаях:
- В советское время мы постоянно ездили по районам нашей области. Играть приходилось в глухих селах, где в клубах были просто крохотные сцены. Как­-то были мы в одной деревеньке. В клубе очень низкие потолки, а сцена, как и положено, украшена занавесом. У меня был очень высокий партнер, и вышло так, что голова его скрылась за шторой. Так он, чтобы сказать мне реплику, отодвигал эту штору и произносил текст, а я ему, задрав голову наверх, куда­-то в небо отвечала. Это было очень смешно, и в зале такой хохот стоял, что мы еле спектакль доиграли.

О профессии:
- Если бы у меня была возможность начать жизнь сначала, я бы снова выбрала эту профессию. И пусть это будет смело с моей стороны, но после сорока пяти лет, проведенных на сцене, из которых тридцать девять отданы Курскому драматическому театру, я могу точно сказать: моя творческая судьба состоялась. А о том, хорошая я актриса или нет, судить не мне, а зрителю.

Татьяна Смирнова