Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта
Главная страница-СМИ-С любовью к роли. Юбилей у Виктора Зорькина (Курск)

С любовью к роли. Юбилей у Виктора Зорькина (Курск)

4 мая 2016

Выпуск № 7-187/2016Юбилей

С любовью к роли. Юбилей у Виктора Зорькина (Курск)

8 марта 2016 года Виктор Александрович ЗОРЬКИН отмечает юбилей - актеру Курского драматического театра им. А.С. Пушкинаисполняется 65 лет. 41 год Зорькин провел на сцене. В его творческом багаже почти сто ролей, кроме того Виктор Александрович сумел найти себя и в режиссуре. А еще ни одному капустнику или творческому юбилею не обойтись без его сценариев и стихов.

Зорькин не имеет определенного амплуа, что позволяет ему играть совершенно разные роли. Среди них и Белогубов в «Доходном месте»А.Н. Островского и Абрам в «Квадратуре круга» В. Катаева, а также «Кот Леопольд» А. Хайта и Мотл в «Поминальной молитве»Г. Горина, Пантолоне в «Принцессе Турандот» К. Гоцци, Котрянц в «Хануме» А. Цагарели, Тугоуховский в «Горе от ума»А. Грибоедова, Генерал в «Соловьиной ночи» В. Ежова (это был замечательный ввод) и многие другие.

Жизней, прожитых на сцене, очень много, над каждой ролью актер работает вдумчиво и усердно, что позволяет ему впоследствии радовать зрителей своим искусством. И почти никогда не приходится проводить параллели между теми или иными персонажами.

В музыкальном спектакле «Ханума» по пьесе А. Цагарели, что идет на сцене Курского театра вот уже одиннадцать лет, Зорькин играет роль Микича Котрянца - богатого купца и отца юной девушки Соны. Здесь Виктору Александровичу пришлось блеснуть не только актерским мастерством, но и продемонстрировать свои вокальные данные. С этой задачей актер справился достойно.

Присуща этому герою и определенная ловкость и достаточная доля хитрости и лукавства. В общих же сценах с Соной можно отметить и отцовскую нежность, которую проявляет Микич Зорькина к своей дочери. В итоге герой предстает расчетливым и хитрым в делах купцом, мечтающим о титуле, и потому, в силу расчетливости готовый отдать дочь замуж за старика... Но одновременно заботливый и участливый отец.

Живость и резвость Виктор Зорькин в полной мере проявил в спектакле по пьесе «Правда - хорошо, а счастье лучше» (А.Н. Островский), выйдя на сцену в образе Силы Ерофеевича Грознова.

Эта роль, по признанию самого актера, одна из самых любимых. С любовью относясь к персонажу, Виктор Зорькин сумел и зрителей расположить к нему. Когда Сила Ерофеевич появляется на сцене, все взгляды прикованы только к нему.

Сложный грим, особая манера движений и измененный голос сделали свое дело - даже театралы со стажем не сразу поняли, кто скрывается за маской отставного унтер-офицера. Разумеется, это стало возможным благодаря вдумчивой и старательной работе над ролью, проделанной Зорькиным и режиссером спектакляЕ. Поплавским.

Заметно, что к персонажу, а возможно, и к себе самому, Виктор Александрович относится с некоторой долей иронии. И Грознову это только на пользу. Будучи самоироничным, актер создал персонаж в меру комичный и забавный, но при этом справедливый и хитрый, умеющий просчитать последствия и выгоду, которую он получит. Зорькин передал Силе Ерофеевичу присущее ему обаяние, потому он сразу располагает к себе зрителя.

Отдельных слов, пожалуй, заслуживает и пластика актера в этой роли. У Островского Грознов едва ходит, недаром Филицата называет его ветхим старичком. И Зорькин эту «ветхость» умудряется сочетать с неожиданной бодростью. Все вместе позволяет создать интересный образ, за которым внимательно следит зритель.

А в спектакле «Семь криков в океане» по пьесе А. Касоны у Зорькина прямо противоположная и весьма сложная роль. Это Сантьяго Сабала. Сложной я ее считаю потому, что сам персонаж непростой, застегнутый на все пуговицы. И раскрывается он постепенно, по ходу действия.

В начале ничем не примечательный, язвительный и угрюмый, Сантьяго в процессе своей исповеди буквально выворачивается наизнанку. И оказывается, что под оболочкой внешнего безразличия скрывается ранимая душа.

Зорькин здесь перевоплощается в человека, пострадавшего из-за любви. Его герой, позволив себе поддаться страсти, невольно проигнорировал долг и само понятие морали. И впоследствии ему пришлось за это расплачиваться.

Наблюдая за этим персонажем, почти удается увидеть, как сильно давит на Сантьяго его вина. Тем не менее, он несет свой крест и ведет себя, насколько это возможно, достойно. Здесь смешались в одно горькая честь, отчаянное смирение и нетерпеливое ожидание конца мучений. Внешне этот герой часто невозмутим, но его спокойствие - это всего лишь «декорация», за которой мечется несчастная душа. И Зорькин дает почувствовать эти метания - взглядами ли, движениями, голосом.

Кстати, о последнем. В определенные моменты, возможно, желая подчеркнуть важность или интимность момента, актер понижает голос. Хороший прием, который помогает концентрировать внимание публики.

Еще одну роль хотелось бы отметить особо. Роль Командора в комедии «Дон Жуан, или Каменный гость» (Ж.-Б. Мольер). В этом спектакле Виктор Александрович появляется на сцене всего два раза - в конце первого и, соответственно, в конце второго актов. Оба раза появление Зорькина в образе Командора носит мистический характер, и зрители, затаив дыхание, следят за актером.

Неторопливость, нарочито-торжественно растянутые фразы и в особенности голос - все это пробирает до мурашек. Своими действиями его герой утверждает мысль о небесном возмездии, постигшем Дон Жуана, ставит твердую финальную точку в повествовании.

И даже когда актеры выходят на поклон, на лице Зорькина еще можно заметить застывшую маску Командора. Постепенно она исчезает, но впечатление от этой роли, как хорошее вино, оставляет долгое послевкусие.