Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта
Главная страница-СМИ-Горе от любви или ханамити для русского поэта

Горе от любви или ханамити для русского поэта

24 ноября 2015

Спектакль «Горе от ума» стал одним из самых ярких впечатлений за дни, буквально с утра до ночи, проведенные в Курском драматическом театре. Герои режиссера Юрия Бурэ — в той или иной степени поэты: Сирано из одноименной комедии Э. Ростана, Новиков из «Чморика» В. Жеребцова, Хуан де Сантильяна из «Семи криков в океане» А. Касоны. Это люди особого склада, тонко чувствующие, искренние и умеющие «глаголом жечь сердца людей». Но те времена, когда поэт становился лидером поколения, прошли. Сегодня если чей‑то поэтический порыв и отмечается «лайками» или пересылается друзьям в социальных сетях, то чаще всего остается безымянным, даже безликим, и безответным.

Чацкий в постановке Юрия Бурэ — безусловно, поэт, недооцененный современниками, и потому он обречен с самого начала. И, несмотря на то, что на сцене воссозданы времена Грибоедова (художник-постановщик — Александр Кузнецов, художник по костюмам — Олег Чернов), эта история из века нынешнего. Эпиграфом к спектаклю взяты строки Евг. Евтушенко из поэмы «Казанский университет» как воспоминание об эпохе, когда поэт был «больше, чем поэт», и как укор эпохе нашей, рациональной и комфортабельной. Чацкий в исполнении Дмитрия Баркалова — молодой человек, с всклокоченными светлыми волосами, в кругленьких очках, порывистый и нервный. В его устах блистательные строки комедии Грибоедова звучат легко, словно рождаются прямо сейчас, у нас на глазах, из сердечной боли и кипящих мыслей героя. Он возвращается из своего «далека» разочарованным, нигде не нашедшем искренности и справедливости. Любовь к Софье и ее взаимность становятся для него единственным оправданием продолжать жить. Вопрос «любишь или не любишь?» становится для Чацкого вопросом «быть или не быть?». Однако Софья (Елена Цымбал) — натура страстная, гордая, привыкла получать от жизни все, что хочется. Она достойна поэта — хороша, остроумна и язвительна, но вполне приспособлена жить с удобной маской на лице. Ее любовь до краев наполнена обидой на Чацкого, и ее жестокое кокетство вовлекает всех молодых обитателей фамусовского дома в опасный любовный многоугольник. Молчалин Михаила Тюленева не страшен и не жалок, он хочет быть успешным, и потому послушно следует установленным правилам и заветам отца, которые ненавидит. «Мильон» любовных терзаний богатых праздных ровесников его просто злит. Весь этот запутанный клубок юношеских страстей разрывает очаровательная умница Лизанька (Светлана Сластенкина), и наказание «птичьим двором» становится для нее избавлением.

Художник Александр Кузнецов создал в спектакле два пространства. На сцене полукругом стоят двери богатого московского особняка — идеальное место для балов, интриг, пряток и подслушиваний. Из него можно выйти на подиум, напоминающий «дорогу цветов» театра Кабуки — место, где можно сказать что-то важное, быть откровенным и быть услышанным. Такой выход в зал дает возможность артистам сменить интонацию и показать героя с неожиданной стороны, создавать объемные человеческие характеры. Очень смешны и по-житейски узнаваемы Горичи (Ольга Яковлева и Максим Карпович), князь Тугоуховский (Виктор Зорькин) и графини (Нина Полищук и Елена Гордеева). Общество в белоснежных масках, синхронно кланяющееся, голосующее и потирающее руки (хореография Галины Халецкой), оказывается, состоит из отдельных людей с вполне человеческими лицами и голосами. Вот только «носить» живое открытое лицо здесь не принято, личностью быть неприлично. Именно эту простую мудрость втолковывает Чацкому Фамусов, рассказывая о случае во дворце. И страшно становится от того, как искренне, по-отечески он говорит, немного сожалея о таком мироустройстве. Эдуард Баранов виртуозно играет, как по-разному, в точном соответствии с иерархией, Фамусов общается с людьми: холодная деловитость с Молчалиным, дружеская беседа за рюмочкой со Скалозубом, родительское раздражением с Чацким, хозяйская грубость с Лизанькой. Еще острее такое отношение к людям играется Ларисой Соколовой в роли старухи Хлестовой. Она легко принимает подхалимство Молчалина, но также легко, словно собачонке, говорит ему «поди». Совсем по-другому, серьезно и жестко, но как с человеком из своего круга, она говорит с полупьяным Репетиловым, который в исполненииСергея Тоичкина выглядит постаревшим отражением Чацкого. Вот куда приводят «души мытарства», и на что может растратиться пыл отрицания и безумной любви. «Пора перебеситься», — в этих двух словах Хлестовой вскрывается главный конфликт спектакля, конфликт между прозой жизни и поэтическим порывом. И тут комедия приобретает черты трагедии: роковой случай с потерявшимся кучером, лабиринт дверей, приведших всех в одно место, подслушанный разговор, осознание своей трагической ошибки. Что остается Чацкому? Уйти по «дороге цветов», так и не дождавшись кареты, и поставить точку неожиданным выстрелом.

- 23.11.2015 - Анастасия Дудоладова