Главная страница-СМИ-Прирожденный комик и хулиган

Прирожденный комик и хулиган

16 марта 2015

Александр Швачунов, заслуженный артист России и актер труппы курского драматического театра имени А.С. Пушкина, не любит понятие "амплуа", справедливо считая его театральным клише. Тем не менее, каждый курянин, не задумываясь, скажет, что он прирожденный комик, о чем свидетельствуют его последние актерские работы (одна только роль Ричарда Уилли в "номере 13" чего стоит!).Итак, накануне дня театра и праздника работника культуры о детстве, мистических спектаклях, приметах и отцовстве мы беседуем с Александром Сергеевичем.

- Как говорится, "все мы родом из детства". А ваши актерские способности проявились с ранних лет?

- Мои родители в свое время окончили Ярославское театральное училище, а мама еще потом и в Орловском институте культуры училась и стажировалась у известных мастеров театрального искусства, она руководила народными коллективами. А оставлять меня было не с кем, соответственно, она брала меня с собой на работу. А потом, где-то с трех-четырех лет, я стал принимать участие в ее постановках. Первой ролью был Буратино, которого я играл в Курском Доме культуры железнодорожников. Помню, сцена в нем мне казалась такой огромной! Мы ездили на гастроли по области, в общем, как не проявиться в таких условиях актерским способностям?

- Александр Сергеевич, кстати, я прочла о том, что в Воронежский институт культуры вам настоятельно рекомендовали поступать родители, так как сами мечтали стать актерами. Это не вызывало у вас противоречивых чувств?

- Они не просто порекомендовали, а отвезли меня и поставили перед дверьми института и чуть ли не втолкнули в аудиторию. Чувства противоречия не было, вероятно потому, что в моей жизни наступил какой-то смутный период. Я был молодой, наглый и абсолютно уверенный в том, что в моей жизни все будет хорошо. Правда, с чего - непонятно. А тут еще первая любовь. Причем девушка эта тоже мечтала поступить, но ничего у нее не вышло. И я решил: примут - хорошо, нет - так нет. Поэтому, не было никакой тряски, бешеного волнения, что, наверное, подсознательно ощутила приемная комиссия.

Они спросили меня: "Вот мы вас возьмем, а вы в армию уйдете…" Я еще внутренне возмутился: "Они не знают, кто я, на что способен. По сути, я еще не пришел, а они уже спрашивают о том, как я уйду". И потом предложили: "Ну что, почитайте нам что-нибудь". Здесь я тоже подобиделся: "Мол, что вы там можете почитать?!"

И как выдал отрывок из "Федота Стрельца" Леонида Филатова:

- Ну и ушлый вы народ -

Ажно оторопь берет!

Всяк другого мнит уродом,

Несмотря, что сам урод…

И тут мне сказали: "Спасибо, не надо дальше". После этого на остальных турах я только вставал и представлялся, так как комиссия уже приняла решение.

- А родители ходят на спектакли?

- Папы, к сожалению, год назад не стало, а мама посещает все премьеры.

- Замечания делает?

- Мама, как впрочем, и все мамы в мире, считает меня гением, поэтому какие могут быть замечания?

- Вы у нее единственное чадо?

- Конечно. В этом-то все и дело. Ей, правда, очень тяжело было смотреть спектакль "Портрет Дориана Грея", где моего героя - Бэзила - убивают, перерезая ему горло. Ну невыносимо было маме смотреть на то, как я двадцать минут лежал на сцене "трупом"!

- А вас самого не смущает, что умирать в спектакле приходится?

- Нет. Абсолютно. Если надо, то почему бы и не сыграть. Многие актеры считают, что это плохая примета. Я не из их числа.

- А вы вообще суеверный человек?

- Иногда бывает. Так, например, утром поворачиваю ключ, открывая свой гараж, если тот беспрепятственно разворачивается, то мысленно себе говорю: "Значит, хорошо пройдет день", а если не сразу - то не очень.

- Вы довольно интересно говорили о спектакле "Сирано де Бержерак"…

- Да, я его просто боюсь.

- Почему? В нем какая-то мистика есть?

- Нет, дело не в этом. Если артист вводится в уже проживший на сцене определенный срок спектакль, он пропускает очень важный период подготовки постановки, когда актер думает о нем, предлагает свои варианты режиссеру и так далее. Артисту важно, что называется, "быть свободным в материале", тогда и кураж появляется, и удовольствие от игры.А тут приходится идти по тому рисунку, который до тебя сочинил либо режиссер, либо актер, либо группа творческих единомышленников и нет возможности для хулиганства, а я очень люблю похулиганить.

- А все же, были ли мистические спектакли в вашей актерской жизни?

- Еще в институте взял отрывок из "Макбета". Дело в том, что это произведение всегда считали мистическим… А перед этим мне друг подарил японский брелок, который ему отец из Страны восходящего солнца привез. И он, шутя, сказал: "Смотри, Саня, будешь фальшивить, брелок это сразу "почувствует" и начнет пищать". Вот произношу монолог Макбета - стараюсь до умопомрачения! И вдруг слышу: "Пи-пи-пи". Вот тебе и мистика…

- Александр Сергеевич, а у вас как у актера есть определенный предел - нравственный ли, общечеловеческий ли? Можете ли вы отказаться от роли?

- Как-то мне по скайпу Сергей Коромщиков, который ставил у нас "Дона Жуана", сказал, что в одной мизансцене моему персонажу придется обмочиться. Это было вполне оправданно, потому что Сганарель видит оживший памятник. Первоначальная реакция была гневная - "а может еще кое-что сделать?!" А потом я подумал и решил - раз это оправданно, почему нет. Бронзовую, героическую пыль Сирано де Бержераков и Аргонов надо снимать, чтобы не стать ходячим памятником.

А отказаться от роли могу в случае, если у меня возникает конфликт или отсутствует взаимопонимания с режиссером. Например, однажды, это, правда, было не в нашем театре, один режиссер-постановщик почему-то решил, что я должен играть женщину. В этом случае я отказался, заметив, что в труппе предостаточно представительниц прекрасного пола.

- Но однажды вам пришлось признаваться в любви мужчине в "Дориане Грее"…

- Кстати, по инсценировке Житинкина Бэзил не только говорит, что любит Дориана, он еще и целует его. Я наотрез отказался это делать! У меня вообще очень сложное отношение к этому спектаклю.

- В постановке "Хочу сниматься в кино" ваш герой является нерадивым отцом, а какой отец из Александра Швачунова?

- Ой, не очень хороший. Балую я своих сыновей. В нашей семье система - "хороший и плохой полицейский", причем вторым типом полицейского является Галина - моя супруга. А дети из меня, что называется, вьют веревки.

- А вы с женой спорите по поводу воспитания детей?

- 1 сентября нынешнего года исполнится 25 лет нашей совместной жизни - серебряная свадьба. И спорим мы постоянно на разные темы, в том числе и о том, как надо воспитывать детей, потому что мы по характеру разные - плюс и минус же притягиваются. Как-то помню, когда Галина была беременна первым сыном, я, будучи на гастролях, решил ее порадовать каким-нибудь подарком. И купил несколько томов книг о воспитании детей. Открыл и прочел первую фразу: "Детей не надо воспитывать - с ними надо дружить". Мне так это понравилось! Но я, правда, тогда не знал, что дети - хитрые друзья и иногда садятся на шею.

- Александр Сергеевич, а как вы относитесь к регалиям и наградам? Вы честолюбивый человек?

- Регалии и награды - это приятно, стимулирует актера на новые работы, но не является самым главным в жизни. Владимир Зельдин, которому сто лет исполнилось в этом году, говорил, что хороший спектакль можно узнать по одной примете - если работники театра, сто раз видевшие его во время подготовки, стоят и снова смотрят его за кулисами.

Надо просто заниматься своим делом, что же касается чинов, то они, как известно, "людьми даются, а люди могут обмануться".