Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта
Главная страница-СМИ-Елена Гордеева: Настоящее – это ты сам!

Елена Гордеева: Настоящее – это ты сам!

31 августа 2012

Заслуженная артистка России и актриса Курского драматического театра имени Пушкина Елена Гордеева в нашем городе не так давно – только второй год, однако она уже успела ярко проявить себя не только в актерском ремесле, но и в режиссуре. Эта беседа с актрисой о том, как готовился ее спектакль «Золушка» по пьесе Евгения Шварца, премьера которого состоялась в июне, о герое нашего времени и о профессии.

– Какие чувства вы испытывали перед премьерой «Золушки»?

– Я очень волновалась, ведь хочется, чтобы работа, которую мы сделали, нравилась детям.

– Почему именно вы стали режиссером этого спектакля?

– В начале сезона на общем собрании Юрий Бурэ объявил среди прочих планов на год и постановку сказки «Золушка». Поскольку я имею режиссерское образование и некую профессиональную наглость, я попросила рассмотреть мою кандидатуру в качестве режиссера-постановщика. Неделю художественный руководитель думал... а потом сказал, что я смелая женщина, и дал мне эту работу.

– В Нижнетагильском театре вы пять лет подряд были исполнительницей роли Золушки. Нет ли у вас ностальгии по той работе?

– Ностальгия есть по всему. Я была счастлива, играя в том спектакле. Но мне захотелось рассказать эту сказку по-своему. Есть два разных способа донести свое прочтение до зрителя: актерский и режиссерский. Сегодня я – режиссер.

– Не приходилось ли вам сталкиваться с недоверием к себе коллег?

– Нет. Скорее удивление, сомнения в какой-то мере… Но я тщательно готовилась к постановке и была готова отвечать на любые вопросы.

– В своем недавнем интервью ваш супруг Евгений Сетьков – исполнитель роли Принца – рассказал о своих сложностях в начале работы над спектаклем…

– Главное – искренность. Я дала актерам время прислушаться друг к другу, а самое сложное, на мой взгляд, в роли Принца, Золушки и Пажа – сделать интонацию правдивой, но при этом лирически окрашенной, так, чтобы не уйти в «запевание» или «рафинированный образ», а донести возвышенное чувство, а в ярких характерах Мачехи, дочерей и Короля не уйти в комикование. Это очень тонкая, филигранная работа. Но любой путь начинается с первого шага.

– Очень сложно реализовать волшебство на сцене так, чтобы это было незаметно и эффектно. Какие решения вы нашли?

– Мне бы не хотелось рассказывать про фокусы, которые будут предложены зрителю. Люди приходят на спектакль за чудом, пусть это и остается тайной!

– Какие роли вам как актрисе ближе: характерные или лирические?

– Я люблю все. У меня нет конкретного амплуа. Судьба была благосклонна, и я имела репертуар от девочки-травести до женщины вамп. Среди моих ролей – и Джульетта, которую я исполняла 10 лет за которую была награждена премией Союза театральных деятелей России за лучшую женскую роль, и такие героини, как Нина Заречная, Луша Прозорова, Маша из пьесы Льва Толстого «Живой труп». Играла характерных персонажей: Элизу Дулитл, Лауру, Смеральдину, Катрин. Судьба подарила мне хорошие роли, добротный драматургический материал, мне было очень интересно играть.

– Есть такой афоризм: «Не стать тому великим актером, кто ни разу не был освистан на сцене». Были ли в вашей жизни провалы?

– Провалы? Были неудачные спектакли. А освистывание — это все из ХVIII–ХIХ веков, когда требования публики были несколько иными. Бывало, что не хватало опыта, где-то недотягивала, но чтобы был провал… Нет. Хотя, может быть, это не скромно. Над своими ролями я работала по нескольку лет, занималась ежедневно и не позволяла себе выходить на сцену неготовой.

– Вдохновение для вас – это...

– Это любовь к тому, что делаешь!

– Шекспир сказал: «Актер – это зеркало и краткая летопись своего времени». Попробуйте охарактеризовать поколение, которое сейчас растет, и время, в котором мы живем.

– У каждого времени есть свой герой. В наше время кто он, как вы думаете?

– Шоумен, наверное.

– Итак, мы начинаем перечислять возможные варианты, о ком сейчас могла быть написана пьеса. Про кого рассказывают драматурги? Про десантника, про торговца с рынка, про студента? Сейчас зрителю больше навязывают фэнтези, вымышленных героев, потому что истинных, к сожалению, нет. Кризис в драматургии потому, что не о ком писать? Коляда, например, рассказывает в своих пьесах о простых, «маленьких» людях. Он жалеет их, несмотря на сарказм, и у него – смех сквозь слезы, как у Чехова. Герои Коляды сидят в спортивных штанах с вытянутыми коленками и пьют из пластиковых стаканчиков, ругаются матом, но говорят о душе, и она у них болит! Но рядом с ними на экранах — циники всех мастей – киллеры, дельцы, и у них ни чего не болит… И это пострашнее. «Спасите наши души!» – так я чувствую время, в котором мы живем. Настоящее – это ты сам, то, как видишь окружающий мир, в чем твои приоритеты. Главное – быть живым, неравнодушным, хотеть работать и что-то менять.

– Чего вы хотели бы сами себе пожелать?

– В профессии – работы, в жизни – счастья и любви. Все. Больше ничего. 

Екатерина МУСАТОВА
№ 90 (3261), 28 июля 2012
ГОРОДСКИЕ ИЗВЕСТИЯ