Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта
Главная страница-СМИ-Валерий Ломако: «Все меньше любопытной молодежи»

Валерий Ломако: «Все меньше любопытной молодежи»

18 февраля 2015

Корифею курских подмостков 17 февраля исполняется 75 лет. Сыгранные им главные роли в замечательных спектаклях, вспоминаемых по прошествии многих лет, долго можно перечислять. Почетные звания, высокие должности в трудовой биографии — тоже. Поэтому ограничимся лишь некоторыми штрихами: один из узкого круга народных артистов в нашей области, первый актер — лауреат Госпремии, мастер, с которым в равной мере дружны музы трагедии и комедии. А время для общения Валерий Иванович сумел найти в «безумный день» — накануне премьеры по одноименному шедевру Бомарше, где участвует и собеседник «КВ».

Народному артисту ”по плечу”  и мантия, и тога, и гимнастерка.

Народному артисту ”по плечу”
и мантия, и тога, и гимнастерка.

- Валерий Иванович, кто вы в «Женитьбе Фигаро»?
— Судья Бридуазон. Но этапной эту весьма небольшую роль не назовешь.
- Зато уж этапными ваш послужной список богат. И большая часть, на радость местным ценителям, здесь и сыграна. В Курске вы явились Лениным в прочтении Владимира Бортко-старшего. Ленин, говорят, вышел необычный — даже без бороды?
— У Владимира Владимировича я играл еще в Волгограде. Пьеса «Сталинградцы» там шла весь февраль — это была круглая дата разгрома немцев. Что же до «Красных коней на синей траве», я сначала отказывался: ну какой из меня Ленин с моей-то фактурой? А режиссер убеждал: «Главное — передать мысль Владимира Ильича». Для этого пришлось перечитать очень много его трудов.
- Да и смешных ролей в вашем багаже немало. Например, «Босиком по парку», где вы были Виктором — Синей бородой, эту работу сохранило в записи телевидение. На ваш взгляд, почему эта вещь так долго оставалась в афише — 99 показов?
— Да, и сама пьеса замечательная, и режиссер — Юрий Бурэ, и мои партнеры — Юра Архангельский, Лена Петрова и бесподобная Антонина Ивановна Губардина, Царствие ей небесное. Как-то совпали здесь наши флюиды.
- Кстати, по этому произведению давно был снят оскароносный фильм, не говоря уже об экранной версии «Филумены Мартурано» или шедевральном «Крестном отце». Но вы, представая хоть синьором Доменико, хоть доном Вито, не превращались в «курского Мастроянни» или «черноземного Брандо». Как удавалось избежать опасного соблазна?
— Я человек довольно подвижный, «врастание» в материал особенных затрат не доставляло, но здесь нужна актерская школа, чтобы не допускать копирования. Сам я учился в Саратове у легендарного педагога Юрия Петровича Киселева, из нашей группы вышло пять народных артистов, а позднее студию окончили Олег Янковский и еще целый ряд известных имен. Важно желание учиться у мастеров. Если мне задают какие-то профессиональные вопросы, я иду навстречу, стараюсь помочь. Но в наше время, мне кажется, среди молодежи любопытных становится все меньше. Если же сравнивать кино с театром, у первого больше возможностей, но второй, на мой взгляд, честнее. Вот Аристарх Ливанов, я с ним служил в Волгоградском театре, а впоследствии смотрел картины с его участием и думал: а на сцене-то он был лучше!
- Есть и еще одна сфера, где вы оставили след: ваш голос знаком даже тем, кто никогда не ходит в театр. Вы много лет вели первомайские и другие церемонии. Как, на ваш взгляд, традиция этих массовых праздников жива?
— Когда я был главным режиссером Курска, помню, как организовывались 15-16 площадок в городе на праздники, и это было замечательно — участники кружков самодеятельности с горящим в глазах интересом и желанием себя раскрыть. Это бесценный клад для страны. Рад, что наработанные традиции не исчезнут бесследно, очень приятно, что у моего коллеги по микрофону Юрия Михайлова есть много учеников — талантливых ребят. На свой-то счет планов никаких сейчас уже не строю. Если буду занят в театре — значит, хорошо; нет — значит, другое время пришло. Возможности-то, увы, не те…
В день юбилея «КВ» желает Валерию Ивановичу побольше здоровья и ждет его новых театральных работ. Ведь мэтру по плечу и чернокожий венецианский мавр, и наш земляк Касьян-шлемоносец, и румынский «станционный смотритель», и короли разных стран и эпох. Виват, Король!

Ян БОГЕМСКИЙ