Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта
Главная страница-СМИ-Галина Халецкая: Если не я, то кто же?

Галина Халецкая: Если не я, то кто же?

28 марта 2014

Курском драматическом театре служит сравнительно недавно – всего 5 лет. Но уже успела полюбиться зрителям благодаря своей яркости и незаурядности. Ее героини всегда вызывают интерес у зрителей, и даже отрицательные персонажи симпатичны за счет природного обаяния актрисы. Как ей это удается и каков в целом творческий путь Галины Николаевны – рассказывает она сама.

Профессию определил случай

Я родилась далеко-далеко отсюда, на Дальнем Востоке, в Приморском крае. Но формирование моей личности проходило в Тамбове, где я заканчивала школу, училище культуры, откуда поехала поступать в Воронежский институт искусств.

Профессию определил случай: как-то я забрела в кинотеатр на индийский фильм «Господин 420». Если пересматривать его сейчас, вряд ли будут те же эмоции, но тогда фильм произвел на меня колоссальное впечатление, что неудивительно – ведь мне было всего пять лет. Совершенно фантастический мир: песни, танцы, красиво, завораживающе, притягательно. Хотелось там оказаться, и именно тогда зародилась мечта. Был период, когда я довольно серьезно занималась спортом. Были и те, кто меня в этом стремлении поддерживал и прочил спортивную карьеру, но театр манил сильнее.

В училище культуры в Тамбове я пришла поступать на режиссерско-театральное отделение, но в этот год не было набора. И я просто проходила мимо хореографического класса, но, наверное, случайности не случайны. Не случайно не было набора, не случайно я проходила мимо... Не знаю почему, но на меня обратили внимание девочки, учившиеся на старших курсах, спросили, куда я поступаю, и чуть ли не с распростертыми объятиями позвали к себе. Я заглянула в этот просторный, светлый класс с тремя огромными окнами, зеркальной стеной, некрашеными досками, и запах, когда доски слегка побрызгают водой, чтобы пыль не поднималась, – он мне показался таким родным, что я тут же пошла писать заявление, осталась на хореографическом отделении и нисколько об этом никогда не жалела. Правда, я думала, что рассталась с хореографией, когда поступила в Воронеж на актерское. Но даже там, когда я была студенткой, мне поручали провести уроки в отсутствие нашего учителя по танцам. И в первый год работы во Владимирском театре наш режиссер Алексей Александрович Бурков предложил мне попробовать поставить танцы к спектаклю. Я набралась наглости и согласилась. С тех пор эти профессии идут бок о бок.

Не могла найти Дом культуры

После училища я работала два года в местечке под названием Горелое, которое находилось в сорока минутах езды от Тамбова. Туда я распределилась в качестве художественного руководителя. Приехала и ходила из конца в конец этого селения, искала Дом культуры и не могла найти. Оказывается, его вообще не было, он числился только на бумаге.

Там я набивала руку в плане хореографии, писала сценарии, проводила концерты и кучу других мероприятий. Это была достаточно суровая школа, но очень полезная. Супруг говорит, что мне следовало поступать в институт сразу после училища. В принципе, никто не мешал это сделать, но я чувствовала, что не готова и нужно было набирать опыт. И эти два года не отправлены «коту под хвост», ведь те судьбы, то, что я видела, с чем приходилось сталкиваться – это же ни за какие деньги не купишь и не приобретешь. Местных работников культуры обязывали брать в руки огромные книги и проводить что-то вроде переписи. И ты идешь с этими талмудами, стучишься, звонишь и выясняешь, кто живет здесь, в каком количестве, что водится в хозяйстве, какие постройки... Все узнаешь и в этот журнал заносишь. И вот идешь от дома к дому, а там «за каждой дверью творится своя драма», во все это вникаешь и на ус мотаешь. Уже потом, когда я поняла, что стену лбом не прошибить и на одном энтузиазме, без поддержки и условий, коллектив не создать, я просто развернулась и поехала поступать.

Ночевала на вокзале

Страх был жуткий. И, когда я приехала в Москву, просто наступило обалдение. Подружка говорила мне: «Неприлично так ходить, на людей смотреть». А я от восторга не могла рта закрыть. Мне так все нравилось, все хорошо, большой город, весна, все красиво. И наверное, я не очень-то понимала, что я приехала сюда поступать, что нужно как-то собраться, сосредоточиться. Я провалилась и по приезде получила «холодный душ» от матери, фразу: «Я так и знала». Это меня освежило, я переждала какое-то время, поменяла репертуар – в этом вопросе я тоже не знала, с какого боку подойти, и изначально взяла то, что посоветовала моя подружка, она училась на режиссерско-театральном. Она, конечно, исходила из своих вкусов и пристрастий. Я же решила себя внимательно послушать, узнать, что мне близко, и выбрала материал, который лег мне на душу.

А высшее учебное заведение я выбирала по простому принципу: что ближе ко мне находится и где еще идет набор. Можно было поехать в Ярославль, но это далеко, в Красноярск – что еще дальше. А тут всего четыре часа на автобусе – и я дома.

Когда я поступала в Воронеже, не было возможности снимать комнату, поэтому я ночевала на вокзале и сил бояться уже не оставалось. Я как-то собиралась, выходила, читала или танцевала, пела. Потом уехала домой в Тамбов, никаких контактных телефонов не оставила, тогда, разумеется, не было мобильных, и назад я отправилась наобум, не зная, прошла я дальше или нет. Приехала, нашла свою фамилию в списках и поступала дальше. А экзамены по литературе и истории я сдавала заболевшая, накупавшись в Воронежском водохранилище, плохо соображая и с трудом вспоминая требуемые факты, так же писала и сочинение. Но это было уже неважно, так как все остальное было сдано на пятерки.

Кто-то из журналистов спросил, почему я не отправилась в столицу. У нас с курса уезжали люди поступать в Москву, а у меня и мысли не было о том, что надо куда-то еще дергаться. Конечно, это здорово, когда ты учишься в столичном заведении, у тебя больше возможностей. Но все-таки важно, у кого ты учишься, кто тебе передает свой опыт, свои знания, свои навыки. Можно учиться и в Москве, но с педагогом при этом может очень сильно не повезти. Нам в этом плане улыбнулась очень большая удача: мы были единственным курсом в Воронеже, который набрал чудесный человек, – Герман Викторович Меньшенин. Не было желания уезжать от него, и интуиция подсказывала, что никуда стремиться-то и не надо, никто лучше его не научит.

Практическая психология

По поводу желанных ролей – не загадываю. В юности хотелось что-то сыграть, но потом я подумала, что пусть будут такие мечты. Нет у меня этой жадности, как-то везет на роли.

И никогда не пользуюсь тем, что я актриса, оставляю работу на работе. Мне очень важно сохранить себя, не заиграться... Был такой актер Леонид Оболенский. После войны его арестовали, и он рассказывал, что когда сидел в одиночной камере, ему явился Господь. О том, что это не галлюцинация, не фантазия, говорят два слова, услышанные актером: «Исполни себя». Очень много в этих словах заложено смысла, их стоит взять на вооружение, сохранить себя и сделать то, что тебе предназначено. Хотя много вопросов возникает: своим ли делом я занимаюсь, а что еще могу, но это нормально.

Что актерская, что режиссерская профессии – это такая практическая психология – ты занимаешься исследованием. Есть ряд исполнителей, которые приходят на сцену, просто чтобы произнести текст с большей или меньшей степенью горячности. И этим они, к сожалению, очень часто ограничиваются. А есть те, которые беспрестанно изучают посредством профессии и себя, и людей, и мир. Через роль ведь можно и расти, а благодаря отрицательным персонажам – освобождаться от каких-то своих негативных качеств. Сцена – это уникальная лаборатория, и каждый вечер очередной эксперимент.

Необязательно уезжать в Гималаи

Я бы не сказала, что очень плотно занята, поэтому театр и быт совмещать удается. Был период, когда мы готовили спектакли один за одним, это было немного хлопотно. А в основном времени хватает на то, чтобы заниматься преподаванием в студии. На дом, наверное, в меньшей степени остается, но это простительно, близкие меня понимают, к тому же я не очень домашний человек, замороченный на бытовых хлопотах. Я предпочитаю что-нибудь сочинить, что-то поставить – мне это ближе, чем работа на кухне.

Но свой маленький кусочек земли при доме я стараюсь как-то облагородить, украсить. До дома так руки и не доходят, потому что там все-таки нужно больше умения, навыков. А вот с землей общаться проще, интересно ждать, когда там все заколосится, зазеленеет, зацветет. И этим так счастлив, так доволен. Хочется приукрасить свой участок, разложить какие-то камушки, разбить клумбы. Может, это прозаично, но мне это нравится и так я отдыхаю.

И в плане вдохновения я не капризна, я черпаю его из простых вещей, достаточно и минимума: просто погулять в лесу, отдохнуть, у реки посидеть, послушать хорошую музыку. Необязательно уезжать, например, в Гималаи, хотя очень бы хотелось.

Мой девиз: если не я, то кто же? Дурацкий, пионерский девиз, он мне столько жизни попортил... Но по-другому не могу.

Записала Ирина Кореневская