Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц
обычная версия сайта
Главная страница-СМИ-Курск. "Мы работаем не для фестивалей и наград, а для публики"

Курск. "Мы работаем не для фестивалей и наград, а для публики"

25 октября 2013

В Курском драматическом театре имени А.С. Пушкина осень и зима 2012-го, весна 2013 года стали по-настоящему «юбилейными» для работников сцены и завсегдатаев зрительного зала. 

Итак, сезон завершен. Отмечен он был достаточно качественными работами режиссеров-постановщиков (как приглашенных, так и «своих») и всего творческого состава. Но сначала - о событиях, предшествовавших ему и наполнивших его особым ароматом предвкушения праздника. Можно сказать, что юбилейный сезон, как хорошая пьеса в классическом варианте, был органично «закольцован» единством действия - гастролями Государственного Академического Малого театра России, никогда ранее не приезжавшего в Курск. Несмотря на то, что два великих таланта - Михаил Семенович Щепкин и Николай Хрисанфович Рыбаков еще два века назад соединили Курский провинциальный театр со столичным Малым. 

«Наши театры - братья по крови», - считают куряне и в подтверждение приводят еще один главный аргумент: бережное отношение к классике, сохраняемое до сих пор. Выпестовано оно многолетней историей, а в последние десятилетия - в мастерской прославленной Марии Осиповны Кнебель, в которой постигали секреты мастерства художественный руководитель Курского театра народный артист России, лауреат Государственной премии РФ Юрий Бурэ (тридцать лет работающий в Курске) и режиссер - постановщик, заведующий труппой Малого театра народный артист России Владимир Бейлис. Весной 2012 года состоялись первые показы столичных коллег - три спектакля по русской классике: «Горе от ума» А.С. Грибоедова, «Правда хорошо, а счастье - лучше» и «На всякого мудреца довольно простоты» А.Н. Островского. Спустя год на повторных гастролях москвичи представили «Последнюю жертву» Островского и «Тайны мадридского двора» Э. Скриба и Е. Легуве. А между этими событийными встречами была еще одна - уже москвичей с курскими мастерами сцены: гастроли нашего театра на подмостках Малого (см. «Страстной бульвар, 10», № 4-154, 2012). 

Были и другие события, интересные и значимые. Прошли две выставки сценографических работ главного художника театра, члена Союза художников России, лауреата Госпремии России Александра Кузнецова. Аналогичная выставка работ бывшего художника театра заслуженного деятеля искусств РФ, лауреата Госпремии России Виллена Нестерова, размещенная в фойе, долго пользовалась неизменным интересом публики. Вечера памяти Виллена Нестерова и заслуженной артистки РФ Антонины Губардиной с показом видеофильмов о них и спектаклей «Сирано де Бержерак» и «Дикарь» тоже стали неотъемлемой частью юбилейного сезона. Как и «пышный букет» юбиляров сегодняшних: народного артиста России Евгения Поплавского, заслуженных артисток РФ Инны Кузьменко и Людмилы Скородед, художника Александра Кузнецова, актрис Любови Сазоновой и Любови Башкевич - они стали участниками встреч со зрителями, творческих вечеров - в Литературном музее, в областной библиотеке имени Н.Асеева, в самом театре. 

Были интересные проекты, воплощенные в жизнь: Курского драматического театра и молодого фотографа Виталия Самофалова - это фотовыставка «Человек Играющий», и I региональный конкурс актерского мастерства молодых исполнителей имени К.С. Станиславского «Верю!», организованный по инициативе актера Евгения Сетькова и проведенный стараниями Курского комитета по культуре и местного отделения СТД. 

Курский драматический театр принял участие в VII Межрегиональном театральном фестивале имени Н.Х. Рыбакова, который проходил в Тамбове. Куряне получили диплом и статуэтку Рыбакова (актер Александр Швачунов), диплом в номинации «За вклад в развитие русского театрального искусства» и одобрение председателя жюри народного артиста РФ Александра Клюквина: «Ваш театр живет духом творчества, созвучного времени». 

В том, что это так, убеждают и премьеры юбилейного сезона. Их было пять, четыре из которых хороши каждая по-своему. И лишь одна работа несколько выпадает из этого ряда: сценическая фантазия «Красавица Снежана» по пьесе «московского драматурга с забайкальскими корнями» Владимира Попова, участника семинаров, которые вел Виктор Сергеевич Розов в Литературном институте имени А.М. Горького). 

Пьеса, задуманная как продолжение розовской тематики, с представлением неравнодушных юных героев, бунтующих против обывательских взглядов и образа жизни, изначально имеет существенный изъян: суть конфликта - в характеристике, которая, будучи хорошей, поможет героине-выпускнице при поступлении в престижный вуз, а будучи плохой, обрубит пути к мечте, - неактуальна для нынешних школьников. К тому же, как оказалось по ходу пьесы, мечты и вовсе не было. И вот в этом как раз пьеса могла стать остросоциальной. И это частично прописано в пьесе, но слабо подкреплено режиссерскими разработками. 

В качестве постановщика выступил дипломник Санкт-Петербургской Государственной Академии театрального искусства Игнатий Кириллов, определивший себя «минималистом», которому «выстраивать жизнеподобие скучно», а постановку «хулиганской», как наиболее близкой для восприятия молодежи. Отсюда - и скудость, и однообразие декораций (художник-постановщик Алла Касьян) - конструкций, имитирующих школьные доски (от их бесконечного мельтешения теряется смысл мизансцен); и несостыковка в прорисовке образов (что весьма осложнило и заведомо ухудшило игру актеров); и разорванность действия, скорее, напоминающего серию клипов. Польза от «Красавицы Снежаны» все же есть: художественный руководитель театра Юрий Бурэ снова «дал шанс молодому поколению», как сказал сам дебютант Игнатий Кириллов.

 Наверное, эта вера в молодые силы отчасти помогла заслуженной артистке РФ Елене Гордеевой в постановке «Золушки» Евгения Шварца. Эта работа стала несомненной удачей сезона (см. «Страстной бульвар, 10, № 6-156, 2013). 

Из трех последующих премьер две были доверены режиссеру Сергею Коромщикову. Приглашенный по рекомендации главного художника театра Александра Кузнецова, преподающий актерское мастерство в театральных школах Германии и имеющий богатый опыт постановочных работ в Литве и многих городах России, он пришелся «ко двору» настолько, что после выпуска «Мышеловки» приступил к производству «Афинских вечеров». Было бы преувеличением назвать его работу по великолепному детективу Агаты Кристи, более полувека притягивающего, как магнитом, интерес постановщиков, актеров и зрителей, блестящим дебютом на курской сцене. Спектакль получился, смотрится с интересом, в нем нет «провальных» сцен, и зрителю не скучно.

 Особого разговора заслуживают две последние премьеры - «Обыкновенная история» И. Гончарова (инсценировка В. Розова) в постановке Юрия Бурэ и «Афинские вечера» П. Гладилина - Сергея Коромщикова. В них много общего, хотя сами произведения разделяет полтора века. Спектакли и по сценографии несколько схожи (в «Обыкновенной истории» художник Александр Кузнецов, а в «Афинских вечерах» Олег Чернов). Например, в применении видеоряда (в обеих постановках видеорежиссером является актер Александр Олешня). Да и по накалу чувств, по страстной игре актеров, по четко продуманной режиссерской концепции они ни в чем не уступают друг другу. В них много смешного, эксцентричного, но за комическими приемами явственно проступает драматизм ситуаций - как в одном, так и в другом спектаклях. Не случайно заслуженная артистка России Людмила Мордовская, играющая в «Афинских вечерах», говорит: «Это тоже обыкновенная человеческая история...». 

И в самом деле - обыкновенная. Амбициозный родитель добивается карьерного взлета своей дочери, не гнушаясь никакими средствами: от буквального уничтожения билетов на нежелательный (с его точки зрения) концерт до попытки прерывания уже зародившейся жизни - своего внука или внучки. Заслуженный артист России Александр Швачунов, по жизни мягкий, интеллигентный, незлобивый человек, на сцене так наглядно перевоплощается в «ласкового садиста», изощренно «пытающего» будущего зятя, унижающего дочь, подавляющего презрением жену, что, действительно, становится страшно от одного лишь присутствия этого, с позволения сказать, человека. 

Его партнерши - заслуженные артистки России Людмила Мордовская и Галина Халецкая - составляют с ним отличные дуэты. Но если Мордовская играет все понимающую, но притворяющуюся простодушной жену и мать, желающую немыслимыми ухищрениями сохранить кажущийся мир в семье, то Халецкая являет зрителю беспросветно забитую женщину, нелепую во всех своих проявлениях. И этот образ словно подхлестывает партнера: он еще яростнее выплескивает на головы сценической семьи и зрителей в зале и чудовищный эгоизм, и лютую уверенность в своей безнаказанности. 

Светлое чувство оставляет пара молодых героев (Елена Цымбал и Евгений Сетьков). Можно порадоваться за актрису: она в этой работе вновь явилась неожиданной, непохожей на прежние свои образы. Ей подвластны и сомнения, и сопереживание, и лукавое кокетство, и безоглядная радость.

 «Дама преклонного возраста» дворянка Анна Павловна Растопчина представлена тоже двумя исполнительницами: народной артисткой России Ларисой Соколовой и заслуженной артисткой РФ Людмилой Скородед. Великолепны обе. Потрясающе красива Соколова, в ее героине есть, как и у Мордовской, особая трепетная нота. Величественна Скородед - она в любой ситуации чувствует себя хозяйкой положения. Обе актрисы удивительно «к лицу» одеты. Тем более досадно, что в финале в клубах сценического дыма их героиня вынуждена предстать в обличье запеленутого младенца, да еще и с соской во рту. Картина столь неожиданная и не смешная, а карикатурная даже, вызывает досаду, как чужеродный фальшивый артефакт. Тем более, что вероятность реинкарнации бабушки в грядущую правнучку уже была ранее элегантно и к месту обыграна на экране. Наверное, и явление младенца зрителю надо было сделать не буквальным, а более опоэтизированным. 

Спектакль пронизан выразительной музыкой (заслуга Сергея Коромщикова): Моцарт, Бах, Свиридов, Чайковский, - она усиливает эмоциональную напряженность. Это тот случай, когда идеально совпадают видеоряд, музыкальное оформление и сценическое действо, дополняя и продолжая друг друга и заключая в себе философскую основу спектакля. 

Можно сказать, что использование видеоряда - своего рода ноу-хау в Курском театре. В «Обыкновенной истории» - это экран в широкой, с позолотой, раме, исполняющий сразу три «роли». Прежде всего - связующее звено между периодами жизни героя (и что ценно - с его же присутствием на ленте). Здесь в несколько кадров умещаются пространные описания автором романа картин природы и северной столицы, внутреннего мира героя и классификация его чувств. Вторая «роль» - остановленные стоп-кадры, превращающие экран в обрамлении багета в картину - декорацию, и весьма заметную, довлеющую над очередным поворотом событий. И, наконец, это своеобразный мостик из мира прошлого в наш век, - суетный, быстрый, переменчивый, подменяющий естественную прелесть неспешного жития грозными оскалами каменных символов: орлов, львов, сфинксов. Срабатывает безотказно и замечательно смотрится из зала. 

Адуев-младший - Дмитрий Баркалов и Михаил Тюленев. Скажем так: «розовый» период жизни героя, с его восторженностью и наивностью, физически легче получается у Тюленева. Там же, где начинается накал страстей, на первый план выходит мастерство Баркалова. А уж финал у недавнего победителя конкурса имени Станиславского «Верю!» и вовсе выше всяких похвал. 

Его антипод - дядюшка - заслуженный артист России Эдуард Баранов, один из сильнейших в Курской труппе. Из каких глубин черпает он понимание роли и ювелирное умение вести линию своего героя, не ошибаясь ни на йоту, все равно, в каком амплуа, - загадка. Но факт налицо: он и в «Обыкновенной истории» вновь подтвердил свое высокое мастерство. И не случайно Юрий Бурэ назвал свою постановку «концертом для двух фортепиано с оркестром», где дуэт Адуевых обрамляют все прочие исполнители.

 Возвращаясь к основной мысли спектакля: «...Все занимаются личным благополучием, а о душе все забыли», - нельзя не обратиться еще к одной оценке Белинского: «А какую пользу принесет он (в данном случае роман - В.К.) обществу! Какой страшный удар романтизму, мечтательности, сентиментальности, провинциализму!..». Увы, времена поменялись. И наблюдая (в спектакле), как глубоко и трагично понимание содеянного Адуевым-старшим (филигранно проведенное Эдуардом Барановым), невольно ловишь себя на чувстве «обратного эффекта»: не пора ли начинать и активно пропагандировать, вопреки Белинскому, возрождение всего того, что он отрицал, как порочное? И это, пожалуй, самое ценное в режиссерской и актерской трактовке спектакля: в финале дядя и племянник Адуевы отнюдь не сливаются в единый образ дельца-бюрократа. И трезво потрясенный взгляд Адуева - старшего переносит нас из прошлого в сегодняшние реалии жизни.

 ...А схожесть последних премьер еще и в том, что в них - «букет» бенефисных ролей. Такое редко случается даже в одном спектакле. 

«Не мое дело - оценивать работу театрального коллектива, - таково кредо Юрия Бурэ. - И полного удовлетворения никогда не бывает. Но мы работаем не для фестивалей и наград, а для публики». 

Публика откликается самым веским аргументом - посещаемостью. В юбилейном сезоне заполняемость зрительного зала полная, куряне прочно удерживаются в пятерке успешно работающих среди провинциальных театров России.

Валентина Кулагина

Страстной бульвар, 10. Выпуск №2-162/2013, В России