Главная страница-СМИ-Лестница успеха по Гончарову

Лестница успеха по Гончарову

13 июня 2013

…это дурная черта у мужчин – стыдиться своего сердца.

 Это тоже самолюбие, только фальшивое. 

Лучше бы они постыдились иногда своего ума: он чаще ошибается. 

И.А. Гончаров 

Век разума и опыта способен перемолоть первозданное и непорочное в человеке, подставить подножку восторженному мечтателю и низвергнуть его стремления. Или же перекроить «жертву» на свой манер. Такой век застал И.А. Гончаров, с теми же явлениями сталкивается и наш современник. Это одна из причин, по которой (при наплыве авангардных постановок и популярности легких комедий) классике на сцене театра – быть! И успех весенней премьеры Курского государственного драматического театра им. А.С. Пушкина тому очередное подтверждение. «Обыкновенная история» по одноименному роману И.А. Гончарова в инсценировке В. Розова поставлена художественным руководителем театра, народным артистом России, лауреатом Госпремии России Юрием Бурэ. Поставлена так, что приятно удивит ценителя классики и не даст заскучать школьнику. Не нова мысль о том, что русская литературная классика поднимает вечные проблемы, но как бы ни была очевидна перекличка сюжета с нашим днем, режиссер-постановщик не стал адаптировать сценарий под современность, добавлять чуждые оригиналу двусмысленности, чтобы завлечь молодую публику. Мы видим качественную, глубокую и сильную классику, но при этом «Обыкновенная история» оказалась не совсем обыкновенной. 

Техническим новаторством стало использование видеоряда на протяжении всего спектакля. Черно-белое кино, видеорежиссером которого выступил артист Александр Олешня, прекрасно вписывается в стиль постановки и показывает поездки главного героя – Александра Адуева или статичные пейзажи Петербурга (в этот момент экран, можно сказать, выполняет функцию окна и работает заодно с прочими декорациями и ничем не выдает своей «современности»). Это решение подходит не для каждого спектакля – не везде оно было бы действительно обоснованным. А здесь помогает решить многие вопросы зрительского восприятия. Во-первых, это очень удачный способ отказаться от условности и наглядно изобразить все «пути-дороги» героя, а главное – показать, как меняется от одной поездки к другой выражение лица молодого человека. Что особенно интересно в первом и последнем роликах: полное больших надежд по пути в Петербург и отравленное столичными обманами при возвращении в деревню. Да, мы могли бы воспроизвести путевые переживания героя в своем воображении, но тогда точно не увидели бы, как их поняли и передали исполнители главной роли – Дмитрий Баркалов и Михаил Тюленёв, то есть упустили бы немаловажную часть работы артистов над образом. 

Во-вторых, так была решена проблема связи эпизодов. «Обыкновенная история» вся представляет собой смену сцен-картин, довольно динамичную. Между одними картинами не проходит и суток, между другими – годы. Мы легко понимаем это из хода действия, но у нас не возникает ощущения временной или пространственной пропасти между сценами: видеосопровождение помогает плавно переходить одной картине в другую. 

Иная картина не длится и пяти минут и, сообщив зрителю то, что должна была сообщить, тут же уступает место следующей. Но каждая из них важна и независимо от объема несет большое содержание: сцены с матерью (з.а. России Людмила Манякина и Любовь Башкевич); прощание с первой любовью – Сонечкой (Арина Богучарская); разговор о желтом цветке с тетушкой, обрекшей себя на незамужнюю жизнь (Любовь Сазонова); мимолетная петербургская встреча с давним другом Поспеловым (Алексей Поторочин); изображение канцелярского механизма с его непререкаемым «порядком», о коем говорит Иван Иваныч (Александр Сидоров), к которому Адуев приставлен по службе. Видеообрамление небольшой сцены помогает зрителю эту сцену для себя не упустить.

 О декорациях, к которым так удачно примыкает экран, стоит также сказать отдельно. Созданные талантливым художником, лауреатом Госпремии России Александром Кузнецовым, они технично делят сценическое пространство и не лишены символизма. Так, например, символом «красивого, но строгого» Петербурга для зрителей становится железная ограда, которая встречает Сашеньку Адуева и отрезает от мира его мечтаний. Сюда он возвращается после своей первой драмы – измены Наденьки Любецкой (Светлана Сластёнкина); неожиданная встреча с поднявшимся по социальной лестнице Поспеловым, в которой Адуев также видит измену, на этот раз – в дружбе, происходит за этой же оградой. А ослепительное появление лестницы с красной ковровой дорожкой, под триумфальный марш прокладывающей Александру путь в сферу «сильных мира сего», является завораживающим и пугающим – при осознании смысла этой детали – аккордом в завершении спектакля. 

«Нет, не адуевского он рода, не нашего...» – слышим мы из уст Петра Ивановича Адуева и пытаемся разобраться, какие же они – Адуевы. В инсценировке Розова полярная смена жизненных ориентиров дяди и племянника в финальной картине более акцентирована и драматична, чем в романе. И исполнителям этих ролей удалось показать развитие героев натурально, очень аккуратно обращаясь с прагматизмом и цинизмом, не допуская карикатурности. У з.а. России Эдуарда Баранова есть замечательная манера подачи, когда игры совсем не ощущается: неторопливо, без лишнего аффекта, тоном доверительной беседы. Это оказалось кстати для роли Петра Ивановича, терпеливо объясняющего «непутёво восторженному» племяннику правила жизни, диктуемые эпохой, а в финале размышляющего над их непреложностью, на деле оказавшейся сомнительной. 

Исполнители роли младшего Адуева также успешно влились в образ. Дмитрий Баркалов – типажно герой русской классики XIX века, будь то деревенский Сашенька с золотыми кудрями и ямочками на щеках в первом действии или постигший разочарование Александр с внезапно заостренными чертами лица в действии втором. Михаил Тюленёв показал филигранную работу, в том числе с невербальной стороны: невинная и неуемная восторженность, блеск в глазах и простодушная улыбка сменяются сжатыми губами, жестами закрытости, а еще позже – деловой небрежностью,– всё это убедительно и без утрирования. 

Интересна и точна подача женских образов. Любецкие – Наденька и её мать Мария Михайловна (з.а. России Елена Петрова и з.а. России Ольга Яковлева) – изображены как, в сущности, пустые женщины, только мать компенсирует это своей звонкостью, говорливостью и способностью всё переводить в легкую шутку, а дочь – ангельским образом, за которым скрывается такое же легкое отношение к чувствам – Александр становится для нее лишь «маленькой любовью в ожидании большой» (заметим, что у самого юноши на тех же правах оказалась оставленная в деревне Сонечка). 

Молодая вдова Тафаева (Людмила Акимова и Дарья Ковалёва), очевидно, рано вышедшая замуж и не испытавшая полной гаммы чувств, выплескивает всю не выраженную в прошлом любовь и нежность на Александра. И молодой человек не выдерживает этих порывов страсти и ревности, ему противны ее умоляющие поцелуи (Адуеву кажется, что всё это она точно так же обрушила бы на любого другого мужчину, повстречайся тот раньше). Достоверность игры здесь сопровождается еще одной особенностью: сцену актрисы подают совершенно по-разному. Тафаева Акимовой настоятельно требует ответной любви, Тафаева Ковалевой – униженно выпрашивает. Это интересно для зрительского наблюдения и увеличивает варианты прочтения одного и того же образа.

 Нельзя не отметить детальную работу над ролью Елизаветы Александровны, жены Петра Ивановича, проведенную з.а. России Еленой Гордеевой. Когда Лиза впервые появляется на сцене в алом домашнем платье удивительно грациозно и нежно, верится: любовь к ней сможет изменить жизнь Петра Ивановича и его взгляды – не сразу, может, слишком поздно, но сможет. В финальной сцене мы видим ее с проседью, утратившей румянец, живой взгляд и переливы в голосе. Эта Лиза не проходит как сопутствующий персонаж, очередная картина, а занимает самостоятельное место, проживает историю собственного перевоплощения, не менее драматичного, чем у Адуевых. К сожалению, не столь выразителен жизненный путь Лизы в исполнении Оксаны Бобровской, возможно, за счет того, что у нее героиня изначально выглядит более закрытой и это сглаживает необходимый контраст между разными периодами ее жизни. 

Гончаров пояснял название своего романа: обыкновенная история – это «…история, так по большей части случающаяся. То есть повторяющаяся из поколения в поколение». Какие требования предъявит наш век и чем придется пожертвовать, чтобы откупиться от его немилости? И если Петра Ивановича на склоне жизни спасает и возвращает к истинным ценностям его любовь к Елизавете, то кто или что спасет Александра, женившегося по расчету и забывшего свое деревенское прошлое? Как и русская литературная классика, постановка задает вопросы, часть из которых риторические, а на другую часть зритель должен найти ответ – как для понимания спектакля, так и для понимания самого себя. 

автор: Кристина Чекалёва 

Страстной бульвар,10