Главная страница-СМИ-Ретроспективный показ жизни провинциального театра в одном сезоне

Ретроспективный показ жизни провинциального театра в одном сезоне

12 июня 2013

Сезон в театре отличен от календарных дат, и если годом основания храма искусства является 1792-й, то не факт, что юбилейным окажется 220-й сезон, скорее всего, следующий, первая половина которого и будет посвящена торжествам. Так и случилось в Курском драматическом театре имени А.С.Пушкина: осень, зима и весна 2012-2013 годов и стали по-настоящему «юбилейными» для работников сцены и завсегдатаев зрительного зала. 

Итак, сезон завершен. Отмечен он был достаточно качественными работами режиссеров-постановщиков (как приглашенных, так и «своих») и всего творческого состава. Но сначала – о событиях, предшествовавших ему и наполнивших его особым ароматом предвкушения праздника. Можно сказать, что юбилейный сезон, как хорошая пьеса в классическом варианте, был органично «закольцован» единством действия – гастролями Государственного Академического Малого театра России, никогда ранее не приезжавшего в Курск. Несмотря на то, что два великих таланта – Михаил Семенович Щепкин и Николай Хрисанфович Рыбаков еще два века назад соединили Курский провинциальный театр со столичным Малым. 

«Наши театры – братья по крови» - считают куряне и в подтверждение приводят еще один главный аргумент: бережное отношение к классике, сохраняемое до сих пор. Выпестовано оно многолетней историей, а в последние десятилетия – в мастерской прославленной Марии Осиповны Кнебель , в которой постигали секреты мастерства художественный руководитель Курского театра народный артист России, лауреат Государственной премии РФ Юрий Бурэ (тридцать лет работающий в Курске) и режиссер-постановщик, заведующий труппой Малого театра народный артист России Владимир Бейлис .

 Весной 2012 года состоялись первые показы столичных коллег – три спектакля по русской классике: «Горе от ума» А.С. Грибоедова , «Правда - хорошо, а счастье – лучше» и «На всякого мудреца довольно простоты» А.Н. Островского . Спустя год на повторных гастролях москвичи представили «Последнюю жертву» Островского и «Тайны мадридского двора» Э. Скриба и Е. Легуве . А между этими событийными встречами была еще одна – уже москвичей с курскими мастерами сцены: гастроли нашего театра на подмостках Малого. 

Тогда, в сентябре 2012 года, сразу после торжественного юбилейного открытия сезона, проведенного с размахом, выдумкой, в лучших традициях театрального «капустника» (сценарий писали сами актеры: Елена Петрова , Людмила Мордовская , Виктор Зорькин и Андрей Колобинин ), курская труппа практически в полном составе отправилась в столицу, «себя показать», но еще более – ощутить волшебную магию прославленной сцены. (Министерство культуры РФ выделило на эти цели 900 тысяч рублей).

 Афиша этих жданных и почетных гастролей составлялась таким образом, чтобы были представлены и разные жанры, и разноплановые работы актеров и режиссеров, продемонстрированы возможности провинциального театра. Естественно, выбирая «Хануму», «Слугу двух господ», «Тартюфа», «В день свадьбы», «Семь криков в океане», руководствовались и вкусами курского зрителя, но они пришлись по душе и столичному. А «Жертвы века» А. Островского дали возможность москвичам даже сравнить работы двух театров: «своего» Малого и Курского, как позже – курянам – оценить «Последнюю жертву» в исполнении корифеев русской сцены. В общем, «в Москве не затерялись», как писали местные СМИ после вояжа курян.

 Были и другие события, интересные и значимые. Присуждение звания народной артистки РФ Ларисе Соколовой и Почетного работника культуры и искусства Курской области Николаю Шадрину ; награждение Почетной грамотой Министерства культуры РФ художественного руководителя Юрия Бурэ и директора театра Михаила Лободы и губернаторской премией имени народного артиста РФ А. Буренко актера Андрея Колобинина. Театр получил два губернаторских гранта – в 400 тысяч рублей на постановку музыкальной сказки «Золушка» и 500 тысяч – на «Ромео и Джульетту». Еще 12 млн. руб. из областного бюджета позволили провести солидный ремонт в помещении театра. 

Для «пиршества духа» тоже сделано немало. Прошли две выставки сценографических работ главного художника театра, члена Союза художников России, лауреата Госпремии имени Станиславского Александра Кузнецова : в Курском Литературном музее и в выставочном зале центра «Звездный». Здесь были представлены эскизы к спектаклям, макеты оформления сцены театров Сибири и Зауралья, где он работал до приезда в Курск, и весьма своеобразная живопись. Аналогичная выставка работ бывшего художника театра заслуженного деятеля искусств РФ, лауреата Госпремии России Виллена Нестерова , размещенная в фойе, долго пользовалась неизменным интересом публики. С его именем и творчеством куряне были знакомы на протяжении более четверти века, и многие помнят великолепное оформление лучших спектаклей прошлых лет, выполненное Нестеровым: «Маскарад», «Крестный отец», «Последняя любовь Насреддина», «Женский стол в «Охотничьем» зале», «Поминальная молитва», «Сирано де Бержерак», «Корсиканка», «Странная миссис Сэвидж», «Жертвы века»… 

Вечера памяти Виллена Нестерова и заслуженной артистки РФ Антонины Губардиной с показом видеофильмов о них и спектаклей «Сирано де Бержерак» и «Дикарь» тоже стали неотъемлемой частью юбилейного сезона. Как и «пышный букет» юбиляров сегодняшних: народного артиста России Евгения Поплавского , заслуженных артисток РФ Инны Кузьменко и Людмилы Скородед , художника Александра Кузнецова, актрис Любови Сазоновой и Любови Башкевич – они стали участниками встреч со зрителями, творческих вечеров – в Литературном музее, в областной библиотеке имени Н. Асеева, в самом театре. 

Были интересные проекты, воплощенные в жизнь: Курского драматического театра и молодого фотографа Виталия Самофалова – это фотовыставка «Человек Играющий», и I региональный конкурс актерского мастерства молодых исполнителей имени К.С. Станиславского «Верю!», организованный по инициативе актера Евгения Сетькова и проведенный стараниями Курского комитета по культуре и местного отделения СТД. 

Фотовыставка получилась любопытной – по композиции (44 портрета объединены в одиннадцать сюжетов о закулисной и сценической жизни), по оригинальности исполнения (черно-белые снимки с неожиданными ракурсами), по эмоциональной наполненности (в каждом портрете явственно угадывалась глубина личности изображенного героя). 

Ну, а конкурс актерского мастерства собрал 15 участников – актеров драматического и кукольного театров, ТЮЗа «Ровесник», студентов актерского отделения колледжа культуры и даже молодых преподавателей творческих дисциплин. Победителем стал актер драматического театра Дмитрий Баркалов , получивший единогласие от жюри и признание от зрителей. Его Хлестаков – экспрессивный и эксцентричный, яркий, пластичный, уморительно смешной и едкий одновременно, буквально затмил все остальные работы конкурсантов. Да и в других заданиях – «визитной карточке» и музыкальном – актер сумел проявить и фантазию, и мягкий юмор, и доверительное отношение к зрителю. Сезон оказался «взлетным» для Дмитрия Баркалова еще и потому, что дал ему возможность выйти на сцену в главной роли в одном из последних премьерных спектаклей. Но об этом – позже. 

«Урожайным» был этот сезон и на другие гастроли: и наших, и к нам. Побывали у курян соседи – орловцы, брянские артисты. И помимо столичных связей, еще более укрепились обменные контакты с Гомельским драматическим театром, а студенты Воронежской Академии искусств по давно установившейся традиции снова представили свои дипломные работы на суд курского зрителя. 

«Дикий» успех «Дикаря» ожидал курян в Белоруссии: спектакль, по оценке директора – художественного руководителя Гомельского областного драматического театра заслуженного артиста Республики Беларусь Виктора Чепелева , был «ярким, смешным и романтическим». Этот спектакль – из тех немногих «долгожителей», с которыми трудно расставаться и актерам, и зрителям: премьера его состоялась в марте 1992 года. Сменилось несколько составов, бывшие молодые герои давно перешли в ранг более взрослых персонажей, а история эта по-прежнему трогает души зрителей. Кстати, произведения Алехандро Касоны популярны в творческой среде Курска: много лет шел спектакль «Деревья умирают стоя», а сейчас уже не первый сезон в репертуаре – «Семь криков в океане». 

Помимо «Дикаря», театр возил в Гомель и другие спектакли: «В день свадьбы» В. Розова , «День рождения кота Леопольда» А. Хайта и «Тартюф» Мольера . С «Тартюфом» Курский драматический театр принял участие в VII Межрегиональном театральном фестивале имени Н.Х. Рыбакова, который проходил в Тамбове. Куряне получили диплом и статуэтку Рыбакова (актер Александр Швачунов ), диплом в номинации «За вклад в развитие русского театрального искусства» и одобрение председателя жюри народного артиста РФ Александра Клюквина : «Ваш театр живет духом творчества, созвучного времени». 

В том, что это так, убеждают и премьеры юбилейного сезона. Их было пять, четыре из которых хороши, каждая по-своему. И лишь одна работа несколько выпадает из этого ряда: сценическая фантазия «Красавица Снежана» по пьесе «московского драматурга с забайкальскими корнями» Владимира Попова , считающего своим наставником в творчестве Виктора Сергеевича Розова (автор был участником семинаров, которые вел Розов в Литературном институте имени А.М. Горького). 

Пьеса, задуманная как продолжение розовской тематики, с представлением неравнодушных юных героев, бунтующих против обывательских взглядов и образа жизни, изначально имеет существенный изъян: суть конфликта – в характеристике, которая, будучи хорошей, поможет героине-выпускнице при поступлении в престижный вуз, а будучи плохой, обрубит пути к мечте, - неактуальна для нынешних школьников. К тому же, как оказалось по ходу пьесы, мечты и вовсе не было. И вот в этом как раз пьеса могла стать остросоциальной. Ведь современные выпускники, в большинстве, живут не «по мечте», а по престижности выбираемой профессии, а уж такой «мелочью», как мнение педколлектива и одноклассников о собственной персоне, и подавно не заморочиваются. Так что в данной ситуации на ведущее место должны были выйти другие аспекты уже не «фантазии», а реальности: честность, как в ученическом сообществе, так и в учительской среде; подлинность чувств, особенно в первой любви (да и в семейной тоже); проблема отцов и детей, всё более отягощаемая вседозволенностью денег и родительских должностей; утверждение своего «я» в этой жизни. Все это частично прописано в пьесе, но слабо подкреплено режиссерскими разработками. 

В качестве постановщика выступил дипломник Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства Игнатий Кириллов , определивший себя «минималистом», которому «выстраивать жизнеподобие скучно», а постановку «хулиганской», как наиболее близкой для восприятия молодежи. Отсюда – и скудость и однообразие декораций (художник-постановщик Алла Касьян ) – конструкций, имитирующих школьные доски (от их бесконечного мельтешения теряется смысл мизансцен); и несостыковка в прорисовке образов (что весьма осложнило и заведомо ухудшило игру актеров); и разорванность действия, скорее, напоминающего серию клипов. Можно сказать, что вместо цельного спектакля мы получили ряд заготовок для студенческого дипломного проекта, без обещанной режиссером «взорванной повседневности», но где налицо патриархальная махровость соседствует с проблесками потуг на эпатажный авангардизм. 

Хотя, при общей раздерганности изображаемого, есть несколько хорошо задуманных и разыгранных сцен: на качелях, где имитируется отчаянный уход от действительности одной из школьниц; видения матери («похищение» дочери и ее «дворницкое» будущее); общение героини с отцом (суть денежное вымогательство с одной стороны и родительский откуп – с другой). 

Смазан и финал, - с невнятной песней (музыкальное оформление – все того же Игнатия Кириллова) и отсутствием концепции – то ли отчаяние обуяло героиню, то ли наступило очищающее прозрение. 

Дипломный спектакль на профессиональной сцене – редкость. Но не экзотика. Их немало повидали куряне во времена проведения фестивалей «Будущее театральной России». Помнится и отличная постановка в Курском театре пьесы К. Чапека «Мать» дипломником высшего театрального училища имени Б.В. Щукина Геннадием Лариным . И в самом деле, где-то должны обретать крылья вырастающие птенцы. Это как в больнице: уколы пациентам иногда делают студенты – практиканты. Потом из некоторых вырастают профессионалы. Но – из тех, у кого изначально была «уверенная рука», а укол, пусть и болезненный, но полезный. 

Польза от «Красавицы Снежаны» все же есть: художественный руководитель театра Юрий Бурэ снова «дал шанс молодому поколению», как сказал сам дебютант Игнатий Кириллов. Театральной критикой Курска не раз отмечалась смелость Бурэ в привлечении к восстановлению старых и постановке новых спектаклей актеров своего театра и начинающих режиссеров. Того же «Дикаря» после некоторого перерыва в показах восстанавливал заслуженный артист РФ Сергей Симошин , аналогичная ситуация была с «Медеей», «Днем рождения кота Леопольда», другими спектаклями. Нередко в режиссуре работал народный артист России Евгений Поплавский. Так что путь открыт! 

Наверное, эта вера в молодые силы отчасти помогла заслуженной артистке РФ Елене Гордеевой в постановке «Золушки» Евгения Шварца . Эта работа стала несомненной удачей сезона. Спектакль красивый и красочный, наполненный музыкой (автор Вадим Шосман ), песнями (стихи Сергея Зырянова ), танцами (балетмейстер – заслуженная артистка РФ Галина Халецкая ). И затратный – помимо губернаторского гранта в 430 тысяч рублей, на костюмы, декорации и прочий антураж ушло еще почти столько же средств. Затраты душевные – режиссерские, актерские, - не подсчитывал никто. Зато очевидна окупаемость: зал неизменно полон, и показы волшебной сказки планируются даже после закрытия сезона для детей, отдыхающих в городских и загородных центрах. 

Успех не случаен. Правдивость интонаций, искренность в проявлении возвышенных чувств, от которых наши дети уже успели отвыкнуть, легкая, не натужная игра хорошо отлаженного актерского состава, отличная драматургия, знакомая с детства, плюс твердая режиссерская рука, уверенно ведущая юных зрителей сквозь лабиринты приключений к торжеству добра и справедливости, - залог того, что и этому спектаклю уготована долгая жизнь на сцене. 

Из трех последующих премьер две были доверены режиссеру Сергею Коромщикову . Приглашенный по рекомендации главного художника театра Александра Кузнецова, преподающий актерское мастерство в театральных школах Германии и имеющий богатый опыт постановочных работ в Литве и многих городах России, он пришелся «ко двору» настолько, что после выпуска «Мышеловки» приступил к производству «Афинских вечеров».

 Было бы преувеличением назвать первую его работу по великолепному детективу Агаты Кристи , более полувека притягивающего, как магнитом, интерес постановщиков, актеров и зрителей, блестящим дебютом на курской сцене. Спектакль получился, смотрится с интересом, в нем нет «провальных» сцен, и зрителю не скучно. Основной прием автора – наблюдение героев друг за другом, - подхвачен режиссером и ответным ударом «отбит» в сторону зрительного зала: публика тоже внимательно наблюдает за всеми персонажами. И хотя акцент пьесы сделан на детективную линию сюжета, актеры (с подачи режиссера, разумеется) невольно переводят внимание зрителей на характеры и проявления чувств своих героев. Где-то трогательными деталями, где-то комическими ужимками, даже странностями в поведении и общении с окружающими. Да так убедительно, что уже невозможно представить Молли (Галина Халецкая) без ее сомнений, Джайлса (Андрей Колобинин) - без его видимого спокойствия и рассудительности, Кристофера Рена ( Сергей Тоичкин ) – эксцентричности, миссис Бойл (Лариса Соколова) – нелюдимой суровости и подозрительности, а мистера Паравичини (Евгений Поплавский) - без его нарочито бодряческих «штучек» в виде прыжков и гримас. В общем, каждый представляет характер, а весь ансамбль – наглядный срез общества не только времен английской детективщицы. И режиссер не отошел от традиции – ведя зрителя от персонажа к персонажу, от сцены к сцене, - ничем, ни намеком не выдал ожидаемого финала, - тем неожиданнее он оказался. 

В общем, «Мышеловка» (хоть и несвободная от некоторых недостатков, например, временами довольно навязчивой доминирующей мелодии – музыкальное оформление самого режиссера) активно притягивает зрителя и добротно поставленной развлекательностью, и красивой декоративностью сценического пространства, в частности, заоконного вида, впрочем, скорее традиционного для постановок этой пьесы в других театрах (художник – постановщик Александр Кузнецов). Однако, как признался прилюдно Сергей Коромщиков, ему ближе трагикомедия: «…хочется и комическое, и драматическое схватить в одном спектакле». Именно такой работой стала его постановка «Афинских вечеров» П. Гладилина – пример того, как пьеса с достаточно тривиальным сюжетом может стать не просто увлекательным зрелищем, но и пищей для насыщения ума и сердца. 

Особого разговора заслуживают эти две последние премьеры – «Обыкновенная история» И. Гончарова (инсценировка В. Розова) в постановке Юрия Бурэ и «Афинские вечера» П. Гладилина - Сергея Коромщикова. В них много общего, хотя сами произведения разделяет полтора века. Одна – «история о том, как добиться успеха», но и вторая – «правдоподобная комедия» - о том же. В первой – столкновение романтически настроенного молодого героя с умудренным опытом родственником, и во второй суть та же – конфликт отцов и детей. В первой – стремление к удовлетворению своих амбиций любой ценой, и во второй – тоже, только вот носители их разные: молодой Адуев у Гончарова – Розова и «сверхлюбящий» отец – у Гладилина. 

Спектакли и по сценографии несколько схожи (в «Обыкновенной истории» художник Александр Кузнецов, а в «Афинских вечерах» Олег Чернов ). Например, в применении видеоряда (в обеих постановках видеорежиссером является актер Александр Олешня ). Или в постоянно повторяющихся приемах перемещения декораций. В «Обыкновенной истории» без конца сдвигаются-раздвигаются элементы решетки Летнего сада, - они графически разделяют и пространство, и статусное положение героев. И так же методично опускаются – подымаются детали интерьера в «Афинских вечерах», - они тоже несут в себе разделительную функцию – между сценами мягкими, добрыми и конфликтными. Да и по накалу чувств, по страстной игре актеров, по четко продуманной режиссерской концепции они ни в чем не уступают друг другу. В них много смешного, эксцентричного, но за комическими приемами явственно проступает драматизм ситуаций – как в одном, так и в другом спектаклях. Не случайно заслуженная артистка России Людмила Мордовская, играющая в «Афинских вечерах», говорит: «Это тоже обыкновенная человеческая история…» 

И в самом деле – обыкновенная. Амбициозный родитель добивается карьерного взлета своей дочери, не гнушаясь никакими средствами: от буквального уничтожения билетов на нежелательный (с его точки зрения) концерт до попытки прерывания уже зародившейся жизни – своего внука или внучки. Заслуженный артист России Александр Швачунов, по жизни мягкий, интеллигентный, незлобивый человек, на сцене так наглядно перевоплощается в «ласкового садиста», изощренно «пытающего» будущего зятя, унижающего дочь, подавляющего презрением жену, что, действительно, становится страшно от одного лишь присутствия этого, с позволения сказать, человека. 

Его партнерши – заслуженные артистки России Людмила Мордовская и Галина Халецкая – составляют с ним отличные дуэты. Но если Мордовская играет все понимающую, но притворяющуюся простодушной жену и мать, желающую немыслимыми ухищрениями сохранить кажущийся мир в семье, то Халецкая являет зрителю беспросветно забитую женщину, нелепую во всех своих проявлениях. И этот образ словно подхлестывает партнера: он еще яростнее выплескивает на головы сценической семьи и зрителей в зале и чудовищный эгоизм, и лютую уверенность в своей безнаказанности. Светлое чувство оставляет пара молодых героев ( Елена Цымбал и Евгений Сетьков). Можно порадоваться за актрису: она в этой работе вновь явилась неожиданной, непохожей на прежние свои роли. Ей подвластны и сомнения, и сопереживание, и лукавое кокетство, и безоглядная радость. 

«Дама преклонного возраста» дворянка Анна Павловна Растопчина представлена тоже двумя исполнительницами: народной артисткой России Ларисой Соколовой и заслуженной артисткой РФ Людмилой Скородед. Великолепны обе. Потрясающе красива Соколова, в ней (в ее героине) есть, как и у Мордовской, особая трепетная нота. Величественна Скородед – она в любой ситуации чувствует себя хозяйкой положения. Обе актрисы удивительно «к лицу» одеты. Тем более досадно, что в финале в клубах сценического дыма их героиня вынуждена предстать в обличье запеленутого младенца, да еще и с соской во рту. Картина столь неожиданная и не смешная, а карикатурная даже, вызывает досаду, как чужеродный фальшивый артефакт. Тем более, что вероятность реинкарнации бабушки в грядущую правнучку уже была ранее элегантно и к месту обыграна на экране видеоряда. Наверное, и явление дитя зрителю надо было сделать не буквальным, а более опоэтизированным.

 Спектакль пронизан хорошей музыкой (заслуга Сергея Коромщикова): Моцарт , Бах , Свиридов , Чайковский , - она становится самостоятельно звучащими монологами, усиливающими эмоциональную напряженность. Это тот случай, когда идеально совпадают видеоряд, музыкальное оформление и сценическое действо, дополняя и продолжая друг друга и заключая в себе философскую основу спектакля.

 Можно сказать, что использование видеоряда – своего рода ноу-хау в Курском театре. В «Обыкновенной истории» - это экран в широкой, с позолотой, раме, исполняющий сразу три «роли». Прежде всего – связующее звено между периодами жизни героя (и что ценно – с его же присутствием на ленте видеоряда). Здесь в несколько кадров умещаются пространные описания автором романа картин природы и северной столицы, внутреннего мира героя и классификация его чувств. Вторая «роль» - остановленные стоп-кадры, превращающие экран в обрамлении багета в картину – декорацию, и весьма заметную, довлеющую над очередным поворотом событий. То она являет собою изображение храма Спаса-на-крови, то имение Адуевых в деревне Грачах, то обманчиво нарядную дачу Любецких, то картину делового Петербурга, в котором не оказалось места провинциалу, раздавленному этой «великолепной гробницей глубоких, сильных, нежных и теплых движений души». И, наконец, это своеобразный мостик из мира прошлого в наш век, - суетный, быстрый, переменчивый, подменяющий естественную прелесть неспешного жития грозными оскалами каменных символов: орлов, львов, сфинксов. Срабатывает безотказно и замечательно смотрится из зала. 

Премьера «Обыкновенной истории» по иронии судьбы вышла в то же время, когда по каналу «Культура» демонстрировалась давняя телеверсия спектакля театра «Современник». Созвездие имен… Но «отторжения» курского варианта от этого сравнения не случилось. Скорее всего, потому, что спектакль москвичей смотрелся, как чужая дорогая игрушка: слишком яркий, с какой-то порочной красотой Адуев-старший ( Михаил Козаков ), слегка утомленный и не очень юный племянник ( Олег Табаков ), величественный Сурков ( Валентин Гафт ), явственно проглядывающая сквозь вдовушку Тафаеву романтическая Ассоль ( Анастасия Вертинская ).

 На курской же сцене, даже в финале, по ковровой лестнице восходит «обыкновенный человек», добившийся успеха ценой предательства идеалов и любви близких. Да и весь спектакль «населен» образами знакомыми, и поныне встречающимися в повседневной жизни. И эта трактовка оказалась близка и понятна курскому зрителю. Тем более, что подкреплялась она хорошим режиссерским «раскладом» и игрой актеров. 

Весьма экономная сценография также не уводила в недосягаемые интерьеры XIX века. Скромное жилище провинциала в столице – слева, кабинет дядюшки – справа, подвижный подиум посередине, где происходят общение с матерью, встречи с другом и свидания, решетка Летнего сада да квадрат багета над ними – вот и все. Но эта ненавязчивая, не отвлекающая простота дала возможность и режиссеру, и актерам в полную меру сконцентрировать внимание зрителя на коллизиях и по сей день жизненной истории. И мастерство режиссера проявилось, прежде всего, в точной, без тени фальши, разработке мизансцен и столь же точном совпадении исполнителей ведущих ролей с персонажами пьесы. 

Адуев-младший – давно признанный зрителями Дмитрий Баркалов и Михаил Тюленев . Скажем так: «розовый» период жизни героя, - с его восторженностью и наивностью, физически легче получается у Тюленева. Там же, где начинается накал страстей, на первый план выходит мастерство Баркалова. А уж финал у недавнего победителя конкурса имени Станиславского «Верю!» и вовсе выше всяких похвал. 

Его антипод – дядюшка – заслуженный актер России Эдуард Баранов , один из сильнейших в Курской труппе. Из каких глубин черпает он понимание роли и ювелирное умение вести линию своего героя, не ошибаясь ни на йоту, все равно, в каком амплуа, - загадка. Но факт налицо: он и в «Обыкновенной истории» вновь подтвердил свое высокое мастерство. И не случайно Юрий Бурэ назвал свою постановку «концертом для двух фортепиано с оркестром», где дуэт Адуевых обрамляют все прочие исполнители. 

По значимости на первый план среди них выходит Елизавета Александровна , жена дядюшки, вначале по духу весьма близкая экспрессивному и чувствительному племяннику, а в конце, так же, как и он, растленная холодным и циничным практицизмом мужа. Без сомнения, блеснула в этой роли Елена Гордеева, тогда как у Оксаны Бобровской героиня получилась несколько скованной и закрытой. 

Когда-то Белинский писал о двух матерях – Адуева-младшего и Наденьки : «…обе старухи, обе очень добры, обе очень любят своих детей… Наконец, обе глупы и пошлы». Похоже, что исполнительницы этих ролей Любовь Башкевич и заслуженная артистка России Елена Петрова слишком буквально восприняли определение великого критика. А вот вторая пара – заслуженные артистки России Людмила Манякина и Ольга Яковлева представили более глубокие и разноплановые работы. Манякина, например, играет женщину, пусть и ограниченную, но властную, особенно если дело касается отношения окружающих к ее сыну, но при этом являет нам и по-настоящему глубокую любовь к дитятке и огромную тревогу за него. 

А Любецкая Яковлевой предстает эдаким «сохранившимся» мотылечком, несмотря на зрелые лета, но и изворотливо – хитрой, все усилия направляющей на обеспечение выгодного замужества дочери. 

Хорош в спектакле и заслуженный артист РФ Виктор Зорькин, своего рода «эпизод – судьба». Всего-то несколько минут на сцене, и даже если б не было предваряющей характеристики его персонажа (Суркова) из уст Адуева-старшего, то и в этих мгновениях ярко и выпукло «вылеплена» судьба «мастера угодить», которого «терпят» в обществе и который «самолюбив до глупости», но опять же угодливо копирует старшего по чину: даже в поясницу у него стреляет так же, как у Петра Ивановича Адуева. В этом – особый талант Зорькина, он именно «лепит» своего героя, зримо и сочно, соединяя пластику и мимику в единое целое – в характер, образ жизни и мыслей, в судьбу. 

Из эпизодических ролей порадовал Дмитрий Жуков . Его слуга Василий , никак не прописанный у Гончарова, в интерпретации Розова и режиссера, получил весьма достойное место в петербургской квартире Адуева-старшего. Хорошо разыграны его знакомство с племянником хозяина, а еще более – заметные черты человека, пусть и подневольного, но якобы свободного в общении с барином и чутко улавливающего его отношение к деревенскому родственнику.

 Возвращаясь к основной мысли спектакля - «…все занимаются личным благополучием, а о душе все забыли», нельзя не обратиться еще к одной оценке Виссариона Белинского: «А какую пользу принесет он (в данном случае роман – В.К. ) обществу! Какой страшный удар романтизму, мечтательности, сентиментальности, провинциализму!..». Увы, времена поменялись. И наблюдая (в спектакле), как глубоко и трагично понимание содеянного Адуевым – старшим (филигранно проведенное Эдуардом Барановым), невольно ловишь себя на чувстве «обратного эффекта»: не пора ли начинать и активно пропагандировать, вопреки Белинскому, возрождение всего того, что он отрицал, как порочное? И это, пожалуй, самое ценное в режиссерской и актерской трактовке спектакля: в финале дядя и племянник Адуевы отнюдь не сливаются в единый образ дельца – бюрократа. И трезво – потрясенный взгляд Адуева – старшего переносит нас из прошлого в сегодняшние реалии жизни. …

А схожесть последних премьер еще и в том, что в них – «букет» бенефисных ролей. Такое редко случается даже в одном спектакле. 

«Не мое дело – оценивать работу театрального коллектива, - таково кредо Юрия Бурэ. – И полного удовлетворения никогда не бывает. Но мы работаем не для фестивалей и наград, а для публики».

 Публика откликается самым веским аргументом – посещаемостью. В юбилейном сезоне заполняемость зрительного зала – 75%, куряне прочно удерживаются в пятерке успешно работающих среди провинциальных театров России.

Валентина Кулагина

ИА KURSKCiTY