Главная страница-СМИ-Чудеса закулисья

Чудеса закулисья

10 октября 2016

Четверть века работает Николай Спиридонов в Курском драмтеатре. Не актером и не сценаристом, а... «волшебником» (так называют коллеги по цеху) с золотыми руками, которому под силу такие декорации к спектаклю сделать, что и зритель, и актер забудут, в каком они веке.

 В детстве Николай Спиридонов любил рисовать, на уроках геометрии всегда был лучшим. Когда пришло время определяться с профессией, сделал неожиданный выбор.
– Хотел поступить в художественное училище (мы тогда жили в Нижнем Новгороде), но внезапно передумал – подал документы в строительный техникум на архитектурный факультет, – вспоминает Николай Тимофеевич. 
Отучился, по направлению попал в Ташкент. Работал и учился на факультете архитектуры местного института. А как закончил, занялся... промышленным дизайном. 
– Тогда появились первые газонокосилки, я придумывал им форму, – говорит Николай Спиридонов.
Переехав  в Курск, продолжил работать на «Счетмаше»: там придумал дизайн для пишущей машинки «Ромашка».  
Работа работой, но и об увлечении Николай Тимофеевич не забывал: в свободное время пилил, стругал. То столик подарит жене, то новые стулья.
Лихие 90-е внесли коррективы в стабильную жизнь – пришлось дизайнеру-архитектору Спиридонову искать работу. Так и попал в драмтеатр. 

Единство формы и содержания 

Таково правило курского декоратора. Без этого даже стул не соберешь. 
– К театральной мебели – подход особый, ведь она воплощает творческий замысел режиссера, – говорит Николай Спиридонов, показывая мастерскую на первом этаже театра. 
Вот она, закулисная жизнь. Как будто в прошлом оказалась – угловой иконостас из сосны, небольшой столик с резными ножками, миниатюрное кресло в стиле «барокко»...
  – Столик сделал из сосны и липы. Сверху покрыл лаком. Сложно было полукруглые элементы совместить с точеным центром. Но зато как смотрится!
Предпоследняя работа – старинная мебель к спектаклю «Горе от ума». Три кресла, диван, тахта и пуфик должны быть под стать богатому барину и чиновнику Фамусову. 
– Во времена Грибоедова в России на смену «барокко» пришел «классицизм». Кривизна и округлость линий ушли в прошлое, актуальными стали геометрические формы, пропорциональность. Мебель тогда обивали шелком, а рисунок на ткани был в виде полосок или мелких цветков. Отделка – резьба и точеные элементы, – проводит исторический экскурс мастер.
На создание этой мебели ушло три месяца. 
– Мне дают заказ, чертежи, и пока актеры репетируют, я тоже без дела не сижу, –  говорит Николай Тимофеевич. – Сейчас работаю над мебелью для нового спектакля «Арлекино», который  представят на суд зрителя в декабре. Уже сделал мягкий диванчик и кресла из светлой кожи.
Впереди новогодние представления. Возможно, придется делать новый трон для Снежной Королевы или кресло для Деда Мороза. Для мастера эта работа в удовольствие. 
– Здесь каждый спектакль интересен сам по себе – к каждому разная мебель. На заводе делать одинаковые детали – скука. А у меня каждый раз новое настроение от новой работы, – улыбается декоратор. 

Чтобы мебель не «садилась»
Николай Спиридонов не только делает новую мебель, но и реставрирует старинную. Четыре года назад краеведческий музей попросил вернуть к жизни шкаф позапрошлого века. На восстановление дубового гиганта высотой 2,5 метра Николай Спиридонов потратил почти два месяца. Некоторые детали потерялись. Пришлось вырезать новые, обтачивать по размерам и заново покрывать лаком. А на «фетовском» кресле восстанавливал ножку, подлокотник, менял обивку. 
 – В то время мебель делали на пружинах. Некоторые проржавели, и восстановить их было невозможно. Пришлось подложить немного поролона.
– С каким деревом легче работать?
– Главное в работе с деревом – знать, сухое оно или нет. Из влажного делать ничего нельзя, при высыхании оно садится. Доска шириной 15 сантиметров, станет на сантиметр уже.  Так что, сами понимаете, в мебельном деле такой усадки быть не должно. Сухое дерево или нет –  определяю внешне и по звуку. Кроме того, сухое дерево легче. 
Николай Тимофеевич из тех людей, кто на вопрос, чем увлекаетесь кроме работы, всегда говорит – работой. И есть у него мечта. 
– Хочу сделать копии старинной мебели  XVIII – XIX веков в масштабе 1:5. На это потребуются годы, ведь и цвет ткани и формы должны быть один к одному. Но оно того стоит – будет чем внуков удивить!

Городские Известия